В день шестилетия ИСГИ состоялось заседание Совета Института
ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
scild

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

15 февраля 2018 года в шестую годовщину государственной регистрации Института современных гуманитарных исследований состоялось торжественное заседание Совета ИСГИ. 

Первым был заслушан доклад Президента ИСГИ Андрея Мелькова о деятельности организации в 2017 году. Из доклада следует, что за текущий год сотрудниками ИСГИ было издано 5 монографий и одно учебное пособие, также было опубликовано более 30 научных статей в журналах и сборниках конференций. Представители ИСГИ активно принимали участие в различных научных конференциях и круглых столах в России и за рубежом, выступали в СМИ, а также осуществляли деятельность в качестве приглашенных экспертов на семинарах и лекциях в зарубежных высших учебных заведениях.

Одним из наиболее успешных проектов ИСГИ, по утверждению А. Мелькова, является Международный электронный научный журнал «Studia Humanitatis», который недавно отметил свое пятилетие. Журнал входит в авторитетные международные наукометрические базы. Всего на текущий момент в журнале опубликовано 389 научных статей авторами из более, чем сотни научных и образовательных организаций России и зарубежья. Многие из авторов журнала успешно защитили кандидатские и докторские диссертации. Основной целью издания журнала является содействие развитию гуманитарного образования и науки в России и за рубежом.

Доклад Президента ИСГИ был одобрен и принят к сведению.

Вторым в повестке дня был рассмотрен вопрос о присвоении ученых званий ИСГИ. В ходе обсуждения кандидатур, обмена мнениями и голосования были приняты решения: присвоить звание профессора ИСГИ Белоноговой Юлии Игоревне – кандидату исторических наук, члену редакционной коллегии журнала «Studia Humanitatis»; присвоить звание доцента ИСГИ Дроздовой Марии Сергеевне – кандидату филологических наук, редактору журнала «Studia Humanitatis».

Затем по представлению Президента организации А. Мелькова был утвержден состав Научно-экспертного совета ИСГИ на 2018 год:

Басов Федор Алексеевич – кандидат политических наук, директор международных программ ИСГИ, сотрудник Отдела европейских политических исследований ИМЭМО;

Белоногова Юлия Игоревна – кандидат исторических наук, профессор ИСГИ, доцент Православного Свято-Тихоновского университета;

Бочков Павел Владимирович, священник – доктор богословия, кандидат юридических наук, член-корреспондент РАЕ, профессор ИСГИ;

Виноградов Борис Алексеевич – доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации;

Дроздова Мария Сергеевна – кандидат филологических наук, доцент ИСГИ, редактор Международного электронного научного журнала «Studia Humanitatis»;

Забелин Константин Викторович - директор издательских программ ИСГИ, доцент ИСГИ, главный редактор историко-литературного журнала «Странникъ»; 

Курулёнок Андрей Александрович – кандидат филологических наук, доцент, член-корреспондент Международной академии наук педагогического образования, заведующий кафедрой русского языка и методики обучения Куйбышевского филиала Новосибирского государственного педагогического университета;

Леонов Дмитрий Евгеньевич – кандидат исторических наук, член Ярославского историко-церковного общества;

Леонов Иван Сергеевич – кандидат филологических наук, директор научно-образовательных программ ИСГИ, доцент филологического факультета Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина; 

Майоров Роман Александрович – кандидат исторических наук, экскурсовод 1 категории Государственного Исторического музея;

Мельков Андрей Сергеевич – Председатель Совета, Президент ИСГИ, академик МАБН, член-корреспондент РАЕ, профессор ИСГИ, доктор теологических наук, кандидат филологических наук, главный редактор Международного электронного научного журнала «Studia Humanitatis»; 

Мелькова Елена Петровна – почетный работник общего образования Российской Федерации, советник РАЕ, доцент ИСГИ, редактор Международного электронного научного журнала «Studia Humanitatis»;

Никольский Евгений Владимирович – Ученый секретарь Совета, член-корреспондент МАБН, член-корреспондент РАЕ, профессор ИСГИ, доктор филологических наук, заместитель главного редактора Международного электронного научного журнала «Studia Humanitatis»; 

Радченко Екатерина Юрьевна – главный бухгалтер ИСГИ;

Сапункова Вера Игоревна – директор культурно-просветительских программ ИСГИ;

Сидельников Олег Сергеевич – Исполнительный директор ИСГИ;

Федосеев Александр Николаевич – протоиерей, доктор богословия, доктор философии, профессор ИСГИ;

Шушмарченко Екатерина Александровна – доцент ИСГИ, редактор Международного электронного научного журнала «Studia Humanitatis».

Институт современных гуманитарных исследований продолжает свою миссию, заключающуюся в активной научной и просветительской деятельности, направленной на популяризацию гуманитарного знания и укрепление авторитета науки и научных исследований в России и мире.

Информационная служба ИСГИ


Osadczy W. Does the end justify the means? Blessed Bishop Hryhoriy Khomyshyn about Metropolitan Andr
ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
scild

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

In the first half of the 20th century the Metropolitan Andrey Sheptytsky and the Blessed Bishop Hryhoriy Khomyshyn represented two ways of the development of the Uniate Church in Galicia, and later in Western Lesser Poland. The Metropolitan Archbishop from Lvov was obsessed with the idea to impose Catholicism in Russia. To achieve this he was ready to take the most desperate steps – to merge the Uniate tradition with the Orthodox tradition, to reconcile with different political forces, which was recorded in his letter to the Tsar Nicholas II of Russia, Hitler, and Stalin. In order to get more support from the Ukrainian people, he completely ignored the spread of outrageous nationalism. Such position was strongly criticized by Hryhoriy Khomyshyn, the Bishop of Stanyslaviv, whose main purpose was to preserve the original Uniate rituals reflecting the integral unity with the Western Latin civilization. Being devoted to his beliefs, Greek Catholic Archbishop mercilessly condemned nationalism and de-Christian social life of the Ukrainian Uniate community. Those problems are the focus of attention of the book “Two Kingdoms” by Bishop Hryhoriy Khomyshyn, published in Ukrainian in 2016, translated into Polish in 2017.

Осадчий В. Оправдывает ли цель средства? Блаженный епископ Григорий Хомышин о религиозных и национальных взглядах митрополита Андрея Шептицкого 

Митрополит Андрей Шептицкий и блаженный епископ Григорий Хомышын представляли в первой половине ХХ века два пути развития Униатской Церкви в Галиции, а потом в Восточной Малопольше. Львовский митрополит был увлечен идеей утвердить католичество в России. Для этого он был готов совершить наиболее отчаянные шаги: сблизить униатский обряд с русской православной традицией и пойти на соглашение с разными политическими режимами, о чём свидетельствуют его письма к царю Николаю II, Гитлеру и Сталину. Чтобы укрепить свою позицию среди украинского населения митрополит Андрей Шептицкий закрывал глаза на распространение безбожного национализма. Такая позиция вызывала осуждение Григория Хомышина, епископа Станиславова, выступавшего за сохранение оригинального греко-католического обряда в богослужении, отражающего интегральность Унии с западной латинской цивилизацией. Стоя на этой позиции, греко-католический епископ беспощадно осуждал национализм и дехристианизацию общественной жизни среди украинских униатов. Об этих проблемах повествует книга епископа Григория Хомышина «Два Царства», изданная в 2016 г. на украинском языке и переведённая на польский в 2017 г. 

* * *

Bishop Hryhoriy Khomyshyn’s book-testament “Two Kingdoms” [1; 11], the last part of which miraculously survived, and which is being given to the reader, was written as the author’s reaction to Archbishop Andrey Sheptytsky’s proceedings in the religious and national fields. Two visions of the Church and two logical as well as ethical systems, differing in their treatment of the union and mission of the Greek Catholic Church, clash here. Archbishop Sheptytsky was regarded as the undisputed religious and national leader of Ruthenians in Galicia and later Ukrainians in Eastern Lesser Poland. High expectations were held about the Metropolitan who assumed St. George’s Cathedral in 1901. It was expected that the young and energetic hierarch, the Basilian-monk, the heir of the tradition of the Sheptytsky family extremely meritorious to the Uniate Church in the past, would perform great deeds to reconstruct it and to haul it out of the influence of the Orthodox Church. 

Bishop Khomyshyn himself, who took over the Episcopal capital in Stanyslaviv, did not hide his fascination with the figure of the Metropolitan. He wrote that he openly admired him. Gradually, however, the two hierarchies’ visions of the mission and future of the Greek Catholic Church started to diverge. While for Bishop Khomyshyn it was a church faithful to the centuries-old Uniate tradition, being the original legacy of the development of Christian worship at the crossroads of the influence of the East and West, for Archbishop Sheptytsky the Uniate Church was to be as close as possible to the Orthodox tradition, emphasise its oriental roots in order to convert Russia in the future. Probably this idea particularly fascinated the Bishop after the meeting with Pope Pius X on 18 February 1908 during which he was bestowed the privileges of former Kyiv Metropolitans, whose jurisdiction encompassed vast territories of Ukraine, Belarus and Russia, that is all Rus. Metropolitan Sheptytsky treated these powers of attorney with great reverence and a sense of colossal mission to be accomplished. In a letter to his brother Kazimierz he wrote that he received from the Holy Father “more than our Orthodox Church got from the Union of Brest” [5, с. 221].

After some time this idea became so uppermost in the Metropolitan’s mind that all his actions were subordinated to this goal. Being a spiritual and political leader of Ukrainians, the Metropolitan saw Russia as a great challenge and mission. This split also surprised his confreres in the bishopric, Catholics of other rites. Armenian Archbishop Józef Teodorowicz said that Sheptytsky “sits on two stools [...] joins ukrainians (sic!) and butters Russia up” [10, s. 403]. Strongly politically active, the Metropolitan of Lviv was ready to come to the most unexpected compromises, sometimes surprising and inexplicable in terms of basic honesty. During the First World War Archbishop Sheptytsky prepared a project to transform Ukraine, in the event of its occupation by the army of the central states, into a separate state under the patronage of the Habsburgs whose Orthodox church would recognise the authority of Rome [4]. 

As the events unfolded otherwise and the Russian troops occupied Galicia and Lviv, the Bishop recognised Russian Tsar’s as his sovereign, expressing his humble loyalty. He wrote to the tsar in his letter: “Your Majesty, the Victorious Army of Your Majesty took a great part of Lviv and Galicia Ruthenian principality. Three-million Ruthenian population of Galicia welcomes Ruthenian soldiers as brothers. The humbly signed shepherd of these people, the Orthodox Catholic Metropolitan of Galicia and Lviv has been ready for years and wants to sacrifice his life for the prosperity and salvation of Saint Ruthenia and Your Majesty, and submits to the feet of Your Majesty his warmest greetings and joyful congratulations on the end of the uniting of the remaining part of the Ruthenian Land”. The Metropolitan addressed the Tsar: “in the solemn moment of the victory of the Russian army, I humbly repeat my supplicant previous request: deign Your Majesty to entrust all holy Rus and its newly acquired parts to the Divine Heart of Christ the Saviour”. He also remarked that he wrote the letter not expecting any benefits for himself – at that time he was arrested and went on exile to Russia – but caring about Holy Rus and Galicia-Ruthenian people whose protection “Providence handed to the Tsar”. He signed it as “Andrey Sheptytsky, the Metropolitan of Galicia and Lviv, most humbly praying for Your Majesty” [8]. This servile letter appeared several weeks after the shepherd of Lviv addressed Ruthenians – subjects of the Austro-Hungarian monarchy and also Ukrainians – Russian subjects with a message to “consistently and strongly opt for Austria against the Russian Empire – the worst enemy of Ukraine. The victory of the Austro-Hungarian monarchy will be our victory, and the lower Russia will fall, the sooner the time of freedom of Ukraine will come. [...] Let the sun of free Ukraine shine on the ruins of the Tsar's Empire” [6, с. 439-442, 443]. 

The Lviv Bishop’s great end justified the means. This was confirmed later by other instances of historical turmoil which he did not fail to use to accomplish his mission in which he believed. The Metropolitan believed that changing political circumstances could be used to achieve the desired goal – the conversion of Russia. Unfortunately, the elderly hierarch did not hesitate to welcome with gratitude the German Nazi army marching to conquer the Soviet Union – as a historical tool for the realisation of the mission entrusted to him. In a pastoral letter he ordered the solemn celebration in Orthodox churches and singing of thanksgiving Te Deum [3, с. 170]. The occupation of Kyiv by the Nazis was an opportunity to send a telegram to “His Excellency the Fuehrer of the Great German Empire, Adolf Hitler” in which “as head of the Ukrainian Catholic Church, he sent his warmest congratulations as regards the occupation of the capital of the Ukraine, the golden domed city of Dnieper – Kyiv” [7, с. 179]. He assured that the Fuehrer of the Great German Reich had won the gratitude of all the Christian world for annihilating Bolshevism. In the name of the Ukrainian nation he declared: “Since the fate of our nation has been entrusted by God to your hands from now on, we are expecting, as a friend of Germany in this struggle, which is also waged for the development of our nation, the possibility of exercising religious and national freedom” [7, с. 180].

After three years, on 10 October 1944 after the incursion of the Soviet troops, the dying Metropolitan turned to Generalissimo Joseph Stalin with a congratulatory letter and thanked “the great Marshal of the invincible Red Army” for the victorious march from the Volga to the San and further for “the reunification of western Ukrainian lands with Great Ukraine”. Then Archbishop Sheptytsky thanked Stalin for “the fulfilment of the eternal dreams and aspirations of Ukrainians who for centuries had considered themselves one nation and wanted to be joined in one state” [9, с. 9]. The Prince of the Church assured the tyrant about great love of the nation and the Orthodox Church for him. He wrote: “this love makes us first of all wish you success and all prosperity, paying due homage according to the words of Christ: "render unto Caesar the things that are Caesar’s"” [9, с. 9].

The Metropolitan’s actions, difficult to understand in the area of “political contacts”, were reflected in the condition of the Greek Catholic Church and the life of Ukrainians in Eastern Lesser Poland. The vision of the conversion of Russia caused quite concrete steps towards the approximation of the Uniate rite with the Orthodox one. It is worth noting that during the Second World War the so-called ritual reform in the Greek Catholic Church was undertaken aimed at exploiting the opportunity created by the German occupation in order to introduce Catholicism in the “Orthodox” disguise to the East. It is difficult to say whether there was more naivety or lack of prudence in it.

The so-called action of “Neounion” in the area of the interwar Polish Republic turned into a fiasco. It was an attempt to revindicate the former Uniate population, which had been in close relations with the Russian Synodal Orthodox Church for several generations, for Catholicism while preserving the external forms of religious life characteristic of the Orthodox Church. Right after the fall of the Polish state neounion parishes scattered in Volyn and converted to Orthodoxy. So in Dubeczno settlement about 500 people converted to Orthodoxy, establishing an Orthodox parish in their Orthodox Church. In Kovel town, where the Redemptorist fathers of the Eastern Rite operated, approximately 200 worshipers abandoned the Union [2, с. 122-123].

Such experiments in the difficult moment of life of the Church and of the nation aroused strong disapproval of the Bishop of Stanyslaviv Hryhoriy Khomyshyn. The dangerous trends came from the headquarters of the Metropolitan of Lviv, which made any discussion on issues of identity of the Union quite delicate. In addition, both Bishops represented the nation living in the Polish state and the Church traditionally played the role of national elites. Any discrepancy revealed in the public space could be perceived as a disruption of solidarity in the environment of Ukrainians.

The disapproval of the activity of the Metropolitan found its accumulation in the Bishop Khomyshyn in the form of thoughts contained in the work “Two Kingdoms”. The book given to the Polish reader is, as the author writes, the fifth part of the unknown work on the Greek Catholic Church, undoubtedly lost in the vortex of the Second World War. At the end of the manuscript Bishop Khomyshyn placed such a remark: “I intended to finish my work about “Two Kingdoms”, written before the Second World War, with the Fourth Part. When, however, during the Second World War a harmful and dangerous ritual reform was imposed on us, I felt obliged to write the Fifth Part about Metropolitan Andrey Sheptytsky, whose activity I considered to be an activity under the influence of the world, even without his awareness, as well as proof that one can be influenced by the world and at the same time believe that he serves God. I became also convinced that the activity of the Metropolitan would ultimately if not lead to the ruin of our Orthodox Church, it would at least cause chaos, confusion and disorientation so I could not remain silent and dared to analyse the activity of the Metropolitan in order to indicate the source and circumstances in which the ritual reform was born so that people of good will could know, so that they did not walk in the dark and took a conscious and clear position. At the same time I would like to remark that I am not infallible. I might have made a mistake in my writing in the presentation of some people, of the Order, of the circumstances and particular facts, and therefore I already repeal if I have made a mistake. Also, I do not want to impose my judgment on anyone: let anyone who is reading it make his own judgment” [1, c. 393, 396].

On the basis of his own experience and observation of Archbishop Sheptytsky’s proceedings, Bishop Khomyshyn carries out an in-depth analysis of the hierarch’s personality, as well as of the motivation that caused such great determination in the pursuit of the goal. Bishop Khomyshyn draws attention to the gap between the Metropolitan and the Galician Uniate society. He pointed out that, as a Polish aristocrat, Aleksander Fredro's grandson, immersed in the spirit of alienation from the people since his early years, he was more eager to accede to euphemistic global ideas than to the real needs of the faithful or to the concrete, mostly peasant society. The hierarch-aristocrat perceived the society rather in terms of the Russian option – recognising the integrity of all Ruthenian peoples as the only national community. And being a “Ruthenian Metropolitan” he was convinced that his mission was the conversion of “all Rus”. Therefore, he adopted as his religious name the name of Apostle Andrew, who, according to the old legend, brought the light of faith to the hills of Kyiv. As a spiritual shepherd and leader of the nation which in its majority identified itself as Ukrainian, separate from Russians, pursuing its political goals, he had to keep a hidden dream in his heart – to connect the whole of Russia with the Holy See. Bishop Khomyshyn writes that in his views Archbishop Sheptytsky Archbishop Sheptytsky was a Russophile because “his goal was to convert Russia by the approximation or even the equalisation of our Greek-Catholic rite with the Synodal-Russian one, and this was synonymous with being a Russophile which was considered odious. And that is why the Metropolitan played a role of more than 100% Ukrainian to hide his Russophilia, and gain lasting confidence among the Ukrainian community, among lay patriots and the clergy, so that they blindly accepted what he did and introduce” [1, c. 219].

And this complex led to another negligence, of which the Bishop of Stanyslaviv accused the Metropolitan – downplaying of nationalism spreading among Ukrainians. He perceived this ideology as a huge moral distortion and a threat to the social condition, and thought that the Metropolitan should have fiercely condemned this heresy. Bishop Khomyshyn could not accept the inaction of the Metropolitan in such important national issues when nationalist distortions became more and more widespread among the Ukrainian population: “The Metropolitan neglected all of it, and therefore instead of dispassionate and prudent politics (among Ukrainians – W.O.), a course of terrorist actions of underground youth militias began, organised on their own by various unauthorized ‘leaders’. The Metropolitan not only failed to fulfil his duty, but also took a passive stand against terrorist militants, or rather indirectly favoured them, and in any case approved of them by remaining silent […] A reasonable father who loves his children not only cares for their good, but also when necessary, admonishes, rebukes and even punishes them. The proverb says: ‘Love the child like a soul and shake him like a pear’. The Metropolitan, who claimed to be the father of the nation, did not fulfil this duty. He silently turned a blind eye to all our failings, and even indirectly supported them. By this he grew into a great patriot, but he did more harm than an open enemy because he did not care for the good of the Ukrainian people, he was intent on his own greatness and not on the greatness of the Ukrainian people” [1, c. 116, 118]. 

Archbishop Sheptytsky grew into a great a national authority among nationalist leaders. At the same time resolute and uncompromising Bishop Khomyshyn was considered a traitor, insensitive to national affairs and a backward cleric. Saint Józef Bilczewski, the Archbishop and Metropolitan of Lviv, observing this situation with concern, wrote in his letter: “The glorification of priest Sheptytsky has emboldened the clergy and scribblers who are hurling ultimate insults at him” (Bishop Khomyshyn – W.O.) [12, s. 237]. Unfortunately, the situation described by the saint has not passed into history but is extremely valid today.

 

Bibliography:

1. Блаженний священномученик Григорій Хомишин, Єпископ Станиславівський. Два Царства / Под ред. о. І. Пелехатого, В. Осадчего. Люблін: Ukrainicum, 2016. 400 с.

2. Витяг із доповідної записки НКВС УРСР до НКВС СРСР про хід виконання оперативних заходів стосовно УГКЦ // Ліквідація УГКЦ (1939-1946). Документи радянських органів державної безпеки / Ред. В. Сергійчук. Київ: ПП Сергійчук М.І., 2006. Т. 1. С. 120-125.

3. Звернення митрополита Андрея Шептицького до духовенства і віруючих, опубліковане у львівський газеті «Українські щоденні вісти» 5 липня 1941 року // Ліквідація УГКЦ (1939-1946). Документи радянських органів державної безпеки / Ред. В. Сергійчук. Київ: ПП Сергійчук М.І., 2006. Т. 1. С. 170.

4. Iсаїв П. Меморандум митрополита Андрея Шептицького до урядів центральних держав 3-15 серпня 1914 р. // Богословія. 1968. Т. XXXII. Кн. 1-4. С. 30-74.

5. Лист митрополита Андрея (Шептицького) до свого брата Казимира Шептицького про аудієнцію у Папи Пія Х. 1908 р., 16 лютого (3 лютого) // Митрополит Андрей Шептицький і греко-католики в Росії. Документи і матеріали, 1899-1917 / Уп. Ю. Аввакумов і О. Гайова. Кн. 1. Львів: Видавництво Українського католицького університету, 2004. C. 221-222.

6. Митрополит Андрей Шептицький. Життя і діяльність. Документи і матеріали 1899-1944. Т. ІІ: Церква і суспільне питання, кн. 1: Пастирське вчення та діяльність / Упор. А. Кравчук. Львів: Місіонер, 1998. 570 с.

7. Переклад російською мовою листа митрополита Андрея Шептицького керівнику нацистської Німеччини А. Гітлеру у зв’язку із вступом німецьких військ до м. Києва 23 вересня 1941 року // Ліквідація УГКЦ (1939-1946). Документи радянських органів державної безпеки / Ред. В. Сергійчук. Київ: ПП Сергійчук М.І., 2006. Т. 1. С. 179-180. 

8. Российский государственный исторический архив. Ф. 821. Oп. 12. Д. 150. Л. 22. Письмо митрополита Андрея Шептицкого Николаю II. Киев, 10 сентября 1914 года.

9. Ярема Ростислав, свящ. Відновлення Православ’я на Західній Русі в 1946 р. Київ, 2010. 188 с.

10. Archiwum, Biblioteka Muzeum Metropolii Lwowskiej ob. łac. w Krakowie. Dzienniczek Sługi Bożego Józefa Bilczewskiego arcybiskupa lwowskiego, o.ł. Lwów, 1900-1921. S. 403.

11. Błogosławiony męczennik Grzegorz Chomyszyn, Biskup Stanisławowski. Dwa Królestwa / Red. Ihor Pelechaty, Włodzimierz Osadczy. Kraków: Wydawnictwo AA, 2017. 448 s.

12. Wołczański J. Listy biskupa Grzegorza Chomyszyna do arcybiskupa Józefa Bilczewskiego z lat 1904-1922 // Śląskie Studia Humanistyczno-Teologiczne. 2003. T. 36. N 1. S. 235-251.

 

Włodzimierz Osadczy – Doctor of Human Sciences (Dr Hab.), Professor, Director of the Centre for East European Studies “Ucrainicum”, John Paul II Catholic University of Lublin

Влодимерж Осадчий  – доктор гуманитарных наук (Dr Hab.), профессор, директор Центра Восточно-европейских исследований «Ucrainicum» Люблинского католического университета им. Иоанна Павла II

Источник:
Studia Humanitatis, 2017, № 4


Редакция журнала «Studia Humanitatis» начинает выдачу цифровых идентификаторов DOI
ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
scild

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

8 февраля 2018 года. Редакция журнала «Studia Humanitatis» начинает выдачу цифровых идентификаторов DOI. Присвоение DOI для новых и ранее опубликованных в журнале статей осуществляется по желанию автора. Чтобы получить DOI, автору следует обратиться в редакцию журнала «Studia Humanitatis» с соответствующим запросом.

Цифровой идентификатор объекта (Digital Object Identifier – DOI) представляет собой  стандарт обозначения представленной в Интернете информации об объекте. В научной среде DOI используется для обмена данными между учеными на международном уровне. DOI – это современный стандарт обозначения предоставления информации в сети Интернет, используемый крупнейшими международными научными организациями и издательствами.

При цитировании журналом, входящим в базы Scopus и Web of Science, статьи с идентификатором DOI, данная работа и имя ее автора также заносятся в эти базы. В связи с этим многие научные и образовательные организации России и стран СНГ требуют от своих сотрудников наличие публикаций в научных изданиях, присваивающих DOI.

Цифровой идентификатор DOI существенно облегчает поиск и локализацию научной публикации. Ведь код DOI, в отличие от библиографической ссылки, может быть распознан без ошибок, что минимизирует вероятность потери ссылок при поиске и цитировании научных электронных публикаций. Даже если электронный адрес первоисточника изменится, статья с DOI все равно будет доступна в сети Интернет без каких-либо ограничений.

После присвоения определенной публикации номера DOI, сведения об этом размещаются на сайте журнала в соответствующей статье, а также в ее PDF версии. Пример номера DOI для статьи из журнала «Studia Humanitatis»: https://doi.org/10.24411/2308-8079-2017-00001.

Сегодня идентификатор DOI активно используется в издательской практике, позволяя ученым более эффективно осуществлять обмен научной информацией по всему миру.

Информационная служба ИСГИ


Формирование очередного номера журнала «Studia Humanitatis» (2018, № 1)
ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
scild

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

Уважаемые коллеги! Редакция и редакционная коллегия Международного электронного научного журнала «Studia Humanitatis» сообщают о формировании очередного номера издания (2018, № 1).

Проект ИСГИ журнал «Studia Humanitatis» основан в начале 2013 года. Основной целью издания журнала является содействие развитию гуманитарного образования и науки в России и за рубежом.

Задачей издания является информирование читателей о состоянии и перспективах развития гуманитарных дисциплин, популяризация гуманитарного знания, предоставление ученым-гуманитариям площадки для публикации результатов своей научной деятельности и исследований, осуществление информационной деятельности. 

Журнал является продолжающимся сетевым изданием, не имеющим печатного эквивалента. Периодичность издания составляет четыре номера в год (ежеквартально).

В журнале публикуются научные статьи, обзоры, рецензии и другие материалы, относящиеся к области гуманитарных наук!

В журнале открыты следующие рубрики: "История", "Педагогика", "Политология", "Психология", "Теология", "Филология", "Философия".

«Studia Humanitatis» представляет собой некоммерческий просветительский проект, публикация материалов для авторов бесплатная, гонорары не выплачиваются. 

Все материалы журнала распространяются по модели открытого доступа Open Access в соответствии с Будапештской инициативой «Открытый доступ» и предоставляются по лицензии Creative Commons Attribution (CC-BY 4.0). Авторские права на произведения сохраняются без ограничений.

«Studia Humanitatis» является рецензируемым научным изданием. Перед публикацией все представленные рукописи подвергаются тщательной экспертной оценке.

Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 25 января 2013 года. Свидетельство – ЭЛ № ФС 77-52598.

Журнал зарегистрирован в Centre International de l'ISSN. Изданию присвоен ISSN 2308-8079.

Журнал «Studia Humanitatis» включен в Российский индекс научного цитирования (РИНЦ).

Выпуски журнала «Studia Humanitatis» размещаются в научной электронной библиотеке открытого доступа (Open Access) «КиберЛенинка».

Журнал включен в крупнейший Европейский индекс ERIH PLUS.

Журнал включен в международный мультидисциплинарный каталог журналов открытого доступа Directory of Open Access Journals (DOAJ).

Журнал включен в международную базу научных журналов Index Copernicus International.

Журнал включен в международную мультидисциплинарную базу данных научных журналов ResearchBib.

Журнал включен в международную наукометрическую базу InfoBase Index.

Журнал включен в международный каталог периодических изданий Ulrich's Periodicals Directory.

Журнал включен в крупнейшую в мире библиографическую базу данных WorldCat.

Журнал включен в международную базу научных изданий Регенсбургского университета Elektronischen Zeitschriftenbibliothek (EZB).

Журнал включен в академическую базу Министерства науки и высшего образования Польши – Polska Bibliografia Naukowa.

Журнал индексируется в Bielefeld Academic Search Engine (BASE).

Журнал включен в индекс турецкого образования – Index of Turkish Education.

Метаданные журнала «Studia Humanitatis» экспортируются в крупнейший в мире открытый репозиторий научной информации – Академию Гугл (Google Scholar).

Учредителем сетевого издания «Studia Humanitatis» является Автономная некоммерческая организация «Институт современных гуманитарных исследований». Главный редактор – Президент АНО ИСГИ, академик МАБН, член-корреспондент РАЕ, доктор теологических наук, кандидат филологических наук Андрей Мельков.

За четыре года издания журнала авторами из России и стран ближнего и дальнего зарубежья было опубликовано 389 научные статьи. Архив номеров доступен в открытом доступе на сайте журнала, включая англоязычную версию сайта.

Редакция и редакционная коллегия сетевого издания «Studia Humanitatis» приглашают авторов научных статей для публикаций на страницах журнала. 

Возможность разместить результаты своих трудов предоставляется как преподавателям вузов, научным сотрудникам, докторантам, так и молодым исследователям – аспирантам и студентам.

Статьи в очередной номер журнала (2018, № 1) принимаются до 20 марта 2018 года.

С правилами оформления рукописей и требованиями к содержанию научных статей можно ознакомиться на специальной странице нашего издания. 

Обращаем внимание на то, что электронная публикация является равноправным видом научной публикации в сравнении с традиционным бумажным печатным эквивалентом. В действующем государственном стандарте (ГОСТ Р 7.0.5–2008 «Библиографическая ссылка») приведены конкретные правила и примеры оформления библиографических ссылок на материалы, опубликованные в сети Интернет.

Редакция и редакционная коллегия Международного электронного научного журнала «Studia Humanitatis» осуществляют политику поступательного развития издания, его индексацию в ведущих международных наукометрических базах с перспективой включения журнала в базы данных Scopus и Web of Science.

Информационная служба ИСГИ


Вышло в свет пособие «Введение в православную теологию»
ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
scild

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

30 января 2018 года. Вышло в свет пособие «Введение в православную теологию», авторами которого стали доктор богословских наук, профессор ИСГИ, член редакционной коллегии журнала «Studia Humanitatis» архимандрит Гавриил (Кризина), доктор богословия, профессор, член Научно-экспертного совета ИСГИ, член редакционной коллегии журнала «Studia Humanitatis» священник Павел Бочков и доктор богословия протоиерей Дионисий Мартышин. 

Пособие издано при поддержке Союза православной молодежи Украины во имя преподобного Нестора Летописца (Украинская Православная Церковь) и Духовно-просветительского центра имени Святых Апостолов Межрегиональной Академии управления персоналом (Киев). 

Рецензентами пособия, предназначенного для светской аудитории, стали протоиерей Ян Шафин – доктор теологии, профессор, декан Православного богословского факультета Прешевского университета (Словакия); архимандрит Нестор (Соменок) – доктор богословия, профессор Киевской духовной академии Украинской Православной Церкви;  Г.М. Сагач – доктор педагогических наук, доктор теологии, профессор, академик Международной академии богословских наук.

В пособии изложены общие понятия христианской теологии, православной веры, христианской морали, а также проанализированы богословские принципы известных личностей в истории Православия. «Введение в православную теологию» предназначено для преподавания курсов православной теологии в высших учебных заведениях. Также оно может стать важным методическим ориентиром для учителей школ и студентов, стремящихся расширить научный кругозор независимо от специальности, которую они выбрали.

Стремясь донести голос выдающихся современных теологов Православной Церкви, авторы собрали тексты известных богословов и изложили их в виде хрестоматии в конце каждого урока. Небольшой, но взятый в живой конкретности текст талантливого богослова, или известного философа, гораздо основательнее знакомит с той или иной сферой теологии (богословия), чем урок, духовная беседа или лекция в учебной аудитории.

На страницах книги читатель найдет богословские размышления церковных деятелей прошлого века митрополита Илариона (Огиенко), протоиерея Сергия Булгакова, протопресвитера Александра Шмемана, протопресвитера Иоанна Мейендорфа, протоиерея Александра Меня, профессоров Павла Евдокимова, Оливье Клемана, Ярослава Пеликана и Сергея Аверинцева. Анализ современной христианской мысли был бы неполным без ссылок на тексты Вселенского Патриарха Варфоломея, Блаженнейшего Митрополита Владимира (Сабодана), митрополита Каллиста (Уэра), митрополита Илариона (Алфеева), митрополита Антония (Паканича), митрополита Александра (Лесенки), архиепископа Иова (Гечи), епископа Сильвестра (Стойчева), архимандрита Кирилла (Говоруна), выдающегося православного богослова Христоса Яннараса, протодиакона Андрея Кураева, диакона Павла Гаврилюка.

В пособии на основании ряда основных богословских источников и новой научно-богословской литературы раскрыты главные аспекты и ключевые моменты истории Православной Церкви и ее теологии. Цель пособия – через самостоятельную работу читателя подготовить современного человека к сознательному и целенаправленному восприятию знаний о развитии теологической мысли христианства. Основной акцент в пособии сделан на истории Православной Церкви. Но содержание книги, построение уроков помогает также позитивно воспринимать  палитру многоконфессионального христианства. В этом смысле пособие является введением в интеллектуальный мир христианской теологии, в живой опыт Православной Церкви и духовной жизни святых отцов Церкви. Авторы отмечают, что книгу можно считать духовным размышлением над путем современного человека к Богу.

Гавриїл (Я.В. Кризина), архім.; Діонісій Мартишин, прот.; Павло Бочков, свящ. Вступ до православної теології: Посібник / Я.В. Кризина, Д.С. Мартишин, П.В. Бочков. – Київ: ДП "Вид. дім. "Персонал", 2018. – 296 с. Бібліогр.: с. 272-295. ISBN 978-617-02-0300-7.

Информационная служба ИСГИ


Пятилетие журнала «Studia Humanitatis»
ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
scild

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

25 января 2018 года в день пятилетия Международного электронного научного журнала «Studia Humanitatis» вышел в свет очередной номер (2017, № 4), состоящий из 25 статей. Материалы выпуска представлены в наших традиционных рубриках – "История", "Педагогика", "Политология", "Психология", "Теология", "Филология" и "Философия".

В этот раз нашими авторами стали представители высших учебных заведений и научных организаций России (Петрозаводск, Тобольск, Псков, Самара, Волгоград, Липецк, Курск, Екатеринбург, Норильск, Воронеж, Бирск, Москва), Украины (Луцк, Николаев, Киев, Черновцы, Ивано-Франковск), Беларуси (Полоцк), Польши (Ополе, Люблин, Варшава), Дании (Билунд) и Индонезии (Маланг). 

Всего в журнале «Studia Humanitatis» за пять лет стараниями редакции и редакционной коллегии было опубликовано 389 научных статей и рецензий. Редакционная коллегия журнала сформирована на международном уровне и состоит из представителей России, Украины, Польши, Дании и Румынии – это ученые-гуманитарии, доктора и кандидаты наук, настоящие профессионалы своего дела, пользующиеся авторитетом в научно-педагогическом сообществе.

В обращении к авторам и читателям журнала по случаю пятилетия журнала и выпуска нового номера главный редактор издания Андрей Мельков в частности сказал: «Когда пять лет назад мы только приступали к реализации проекта «Studia Humanitatis», мы не подозревали, что наша инициатива достигнет таких серьезных и глобальных масштабов. Сегодня аудитория читателей журнала охватывает весь мир! И это не преувеличение – каждый день статьи журнала на русском и английском языках читают в Австралии и США, Южной Африке и Японии, в Исландии и Индии. А география наших авторов – не только вся Россия и страны СНГ, но и разные уголки Европейского Союза (Дания, Нидерланды, Италия, Польша, Румыния) и даже далекая Индонезия!

За пять лет нашими авторами стало более ста пятидесяти исследователей из более, чем сотни научных и образовательных организаций. Многие из них защитили кандидатские и докторские диссертации, подкрепив результаты своих исследований публикациями в журнале "Studia Humanitatis". 

Ежемесячно сайт журнала посещают около четырех тысяч уникальных посетителей с суммарным количеством просмотров более десяти тысяч страниц. И эта динамика имеет тенденцию к дальнейшему увеличению». 

Говоря о статистике, следует отметить, что научные публикации журнала «Studia Humanitatis» размещаются не только на официальном сайте издания, но и в крупнейших научных репозиториях и библиотеках России и Европейского Союза. Так, например, в научной электронной библиотеке открытого доступа «КиберЛенинка», пользователи скачали статьи журнала более 13 тысяч раз, а суммарное число просмотров статей достигает 43 тысяч. А по данным Российского индекса научного цитирования статьи журнала «Studia Humanitatis» 173 раза (по состоянию на 25.01.2018) процитированы в научных публикациях 73 изданий, входящих в базу РИНЦ. Это свидетельствует о том, что статьи наших авторов вызывают интерес и востребованы в научном мире и среди  профессионального сообщества.

Помимо национальных баз РИНЦ и «Киберленинка», материалы журнала «Studia Humanitatis» депонируется в крупнейшем в Евросоюзе репозитории открытого доступа Index Copernicus International (Республика Польша) и входят в международную наукометрическую базу Directory of Open Access Journals (DOAJ) – один из самых известных в мире поисковых сервисов, который предоставляет открытый доступ к научным материалам. Все это не только повышает престиж издания, но и делает публикации более доступными для ученого сообщества в Европе и остальном мире.

Кроме вышеперечисленных ресурсов, журнал «Studia Humanitatis» индексируется в следующих наукометрических международных базах: ERIH PLUS, ResearchBib, Ulrich's Periodicals Directory, WorldCat, Elektronischen Zeitschriftenbibliothek (EZB), Polska Bibliografia Naukowa, Bielefeld Academic Search Engine (BASE), Index of Turkish Education, Академия Гугл (Google Scholar).

Все материалы журнала распространяются по модели открытого доступа Open Access в соответствии с Будапештской инициативой «Открытый доступ» и предоставляются по лицензии Creative Commons Attribution (CC-BY 4.0). Авторские права на произведения сохраняются без ограничений.

Международный электронный научный журнал «Studia Humanitatis» традиционно открыт для обмена мнениями по широкому кругу научных вопросов, представляя собой интерактивную площадку для обсуждения актуальных проблем, связанных с развитием современной гуманитарной науки.

Редакция и редакционная коллегия сетевого издания «Studia Humanitatis» приглашают авторов научных статей для публикаций на страницах журнала. Возможность разместить результаты своих трудов предоставляется как преподавателям вузов, научным сотрудникам, докторантам, так и молодым исследователям – аспирантам и студентам.

Информационная служба ИСГИ


Никольский Е.В. Царица Авигея – благочестивая супруга Давида-Псалмопевца
ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
scild

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

Для мирян в их пути к святости особый интерес представляют святые, жившие в миру, имевшие семью, выполнявшие "светскую" работу. Наиболее многочисленны в этой категории именно правители (просто по той причине, что их жизнь достаточно хорошо известна, существует масса документов, свидетельств, ведь канонизации предшествует долгий, длящийся десятилетиями процесс). Все они всей своей святой жизнью (во всех ее сферах), осознанно устремленной к исполнению воли Божией, подают пример следования за Христом.

О благоверных князьях и царях наши соотечественники хорошо наслышаны. Множество книг и брошюр повествуют нам о судьбе Николая Второго и его семьи, об Александре Невском, Андре Боголюбском и иных венценосных подвижниках. Но не всегда мы помним, что корень царственной святости находится в Ветхом Завете. Именно там мы впервые встречаем подвижничество монархов, в ветхозаветных книгах мы находим различные аспекты служения царей земных Царю Небесному. Полные святцы Православной Церкви включают в себя имена следующих царей, управлявших Палестиной: Мелхиседека, Давида, Соломона, а также Ровоама, сына Соломона, Авии, сына Ровоама, Асы, сына Авии, Иосафата, сын Асы, Иорама, сына Иосафата, Озии, сына Иорама, Иоафама, сына Озии, Ахаза, сына Иоафама, Езекии, сына Ахаза, Манассии, сын Езекии, Аммона, сына Манассии, Иосии, сына Аммона, Иехонии, сына Осии, Зоровавеля и праведников из рода Маккавеев.

Также с некоторыми оговорками в перечень царственных святых Ветхого Завета можно включить имена Вооза, Руфи, Овида, Иесея, прадеда, прабабушки, деда и отца царя Давида соответственно. Из-за того, что библейская хронология вызывает многочисленные споры, мы не станем приводить датировок жизни этих святых. Менее широкое распространение на христианском востоке получили святые Ионафан и Авигея, друг и вторая жена царя Давида, более их почитание распространилось на Западе под именами в английской огласовке Джонатан и Абигаль. Известны их иконографические изображения и обычаи именаречения в их честь. Именно святой Авигее – малоизвестной на Руси благочестивой женщине, ставшей изральской царицей, посвящено наше повествование.

Во многих восточных странах рождение дочери было, а возможно и теперь ещё остаётся, причиной большого разочарования. Фактически это считалось даже прямым бедствием. Тем не менее, имя Авигея означает «источник радости», или это могло быть восклицанием «Отец – радость!», и нам хочется думать, что, давая такое имя дочери, отец выразил восхищение её рождением, желанным появлением в семье. Какое окрыление это даёт развитию и становлению девичьего характера, если она чувствует, что она желанна, если она воспитывается в атмосфере любви и имеет возможность быть в безопасности дома. Когда мы встречаем Авигею-женщину, то чувствуется, что она росла именно в таком доме.

В Израиле положение супруги и матери было намного выше, чем у соседних народов, где женщина была чуть выше рабыни или движимого имущества. Законы Моисея охраняли женщину от такой судьбы, требуя к ней уважения и заботы, защищали её права на наследство (Числ. 21:1-7) и её целомудрие (Исх. 22:16, Втор. 22). Молодая невеста не должна оставаться без внимания (Втор. 24:5). Мать должна иметь почести от сына (Втор. 5:16), она должна была присутствовать, когда раз в семь лет собиралось собрание, чтобы перечитывать Закон «...перед всем Израилем... мужами, жёнами и детьми» (Втор. 31:11,12). Ей разрешалось принимать участие в национальных празднествах. 

Каждая женщина Израиля имела право знать что-либо о её наследстве, и об обещаниях, данных её праотцам, и может даже лелеять тайную надежду стать матерью Мессии. 

Нас так познакомили с Авигеей в Писании: «...она весьма умная и красивая лицом» –редкое сочетание и, понятное дело, что очень нелегко для красивой женщины сохранить кротость и непредвзятость перед лицом лести и очарованных взглядов. На страницах Библии мы не встречаем подробностей о ранних годах Авигеи, ставшей первой святой царицей во всемирной истории. Подвиги её служения, молитвы и богопочитания повторили и продолжили и знаменитая Эсфирь, и равноапостольная Елена и другие святые императрицы Византии, а также и благоверные русские княгини.

Но вернемся в историю Израиля. Первый брак нашей героини не был счастливым и нас сильно разочаровывает то обстоятельство, что Авигея была замужем за грубым и распущенным человеком. Его имя Навал означает «безумный», то есть не просто глупый, а скорее жестокий. Как могли родители дать сыну такое имя? Объяснение может быть в том, что большинство еврейских существительных состоят из трёх согласных, между которыми ставятся гласные и изменение хоть одной гласной может привести к изменению значения. Таким образом «Nebel» или «Nevel» могло означать «лира», в то время как «Naebel» – «кожаная ёмкость». Возможно с годами, когда проявился подлинный характер Навала, его окружающие изменили имя, и из этого музыкального инструмента получился грубиян.

По-другому этого человека звали «сын Велиалы» (Belial). Имя Велиала – это форма вавилонского имени богини Belili, которая хозяйствует в преисподней; в простонародном еврейском языке эта форма означает «не вырвешься», так что надо понимать это, как место, откуда путник не может вернуться. Другими словами, это эквивалентно выражению «дитя ада» (Матф. 23:15, но в русском переводе – «сын геенны»). Общепринятое значение Велилы просто «недостойный».

И опять же очень хотелось бы знать, как это отец, выразивший такую радость по рождению дочери, мог выдать её за такого человека? Был ли Навал намного старше своей жены мы не знаем, но ко времени этого библейского эпизода он был, очевидно, человеком богатым, имел значительное состояние по соседству с Кармилом (на юго-запад от Мёртвого моря). Более того он происходил из благородной семьи Халева, сына Иефонии, кенеянки, принятой в семью выдающегося вождя Израиля; в то время статус и имущество значило всё, и вероятно отец Авигеи думал, что сделал благо для дочери. Ведь даже сегодня, когда женщина вольна и может выбрать в мужья кого она хочет, для нее странно выйти замуж за мужчину хуже себя. Справедливости ради надо сказать о Навале, что он не даёт оснований предположить, что обращался с женой как с рабыней, ограничив её свободу и держа в повиновении. 

Тем не менее, для Авигеи жить в оковах человека с плохим характером, глупого и грубого, да ещё держать полный контроль над собой, было нелегко. Однако, если её жребий и был печальным и неприятным, нет свидетельств, что она позволяла обстоятельствам покорить и огорчить себя. Она была выше, управляла хозяйством хорошо и умело и, очевидно, была уважаема слугами, которые знали, что в беде к ней всегда можно обратиться. Временами, однако, она должна была чувствовать себя одинокой, без истиного содружества с мужчиной, за которым она была замужем.

Наша история, в которой эта негармоничная пара играет важную роль, начинается в весеннее время года. Навал со своими слугами проводил целые дни в горах Иудеи, навещая свои огромные стада овец, остригая их. Так как они уходили на много дней, то конечно, они брали много провизии, несомненно приготовленной Авигеей и её слугами. Навал чувствовал удовлетворение, так как стада были в полном порядке, ни одна овца не затерялась и не украдена. Был поистине обильный год.

В том же районе, проживая в пещерах, которыми изобилуют иудейские горы, находился Давид со своим отрядом из шестисот человек, объявленных вне закона, и Навал вряд ли не знал об их присутствии. Давид – воин, любимец народа, зять царя, Божий помазаник был слишком известной национальной фигурой, чтобы Навал не слышал что-либо о нём и его местонахождении. Давид, хоть и изгнанник, уже показал свою силу в руководстве и уважение к закону и порядку. Но его отряд, состоявший из искателей правды, некоторые из которых, возможно, «дезертировали» из армии Саула, был без пищи, а потому не имел серьёзного значения как защитник мира, порядка и закона. Давид был проив того, чтобы отнимать что-либо силой, поэтому послал десять своих сподвижников к Навалу с просьбой о помощи. Он не просил благотворительности, а только плату за выполненную службу по охране Наваловых стад в горах. Он тщательно проинструктировал своих посланцев в какой манере обращаться. Они учтиво приветствовали Навала: «Мир тебе, мир дому твоему, мир всему твоему». 

Смиренным, но не раболепным языком они изложили свою просьбу Навалу. Они ожидали, что такая просьба будет выслушана с симпатией человека, чьи стада они помогали сберечь, и отказ Навала для них был неожиданным. Оно было бы приемлемо, если бы отказ был дан в разумной форме, если б он, к примеру, извинился, жалуясь на недостаток провизии. Но его насмешливый наглый отказ: «Кто такой Давид? ... ныне стало много рабов, бегающих от господ своих» – привёл будущего правителя Израиля в ярость. Прямой человек, чья смиренная позиция была непорочна по сравнению с Навалом, человек сильных чувств, куда бы это ни вело (к хорошему или плохому), он сразу же был охвачен гневом. Не дожидаясь пока испарится ярость, Давид приказал всем своим людям двинуться в расположение Навала и безжалостно убить всех мужчин в его хозяйстве.

Между тем один из слуг Навала, понимая неминуемую опасность, которая их ждала, ускользнул, чтобы предупредить свою хозяйку. Он быстро пересказал, что сделал Давид и его отряд: «Они были оградою для нас и днём, и ночью, когда мы пасли стада вблизи их», и передал нелицеприятный ответ мужа, забыв, что он был в присутствии своей госпожи, закончил с подлинным чувством: «А он (Навал) человек злой, нельзя говорить с ним!». В менее опасной ситуации Авигея, несомненно, не позволила бы слуге говорить о хозяине в таком духе. Но сейчас не было времени для таких тонкостей. Ей пришлось действовать быстро, чтобы спасти своего мужа и всё хозяйство. 

Как видим, Авигея была верной женой, возможно не очень любимой и уважаемой мужем, но, по крайней мере, могла встать между ним и его глупость. И вот тут обнаруживается подлинный характер женщины. Она не впала в панику, не поддалась истерике и не ударилась в слёзы. Она не просила совета и не просила помощи. И уж конечно, не подумала о помощи со стороны мужа, поскольку в повествовании отмечено: «а мужу ничего не сказала». Её хорошо отлаженное хозяйство было способно справиться с непредвиденным, и она действовала спокойно и уверенно, как будто у неё был месяц на подготовку. Как её предок Иаков, усмиряя Исава, она приготовила дары усмирения Давиду и его отряду, который двигался к её дому, и послала всё это вперёд со своими слугами. Дары были щедрые: двести хлебов, два меха с вином, пять овец (без сомнения приготовленных для праздника по возвращении стригалей), пять мер сушеных зёрен, сто связок изюма и двести связок смоков. Это по меньшей мере пять груженых ослов с провизией!

В это время Авигею занимала мысль, как она должна обратиться, чтобы охладить гнев молодого своевольного воина? Дары должны стать началом примирения, а остальное должен сделать её ум. Она медленно следовала за своими слугами и, несомненно, собиралась с мыслями, выбирая способ наступления. Молилась ли она? Без сомнения. Мысленно она всё время оценивала того, с кем ей придётся иметь дело. Это должен быть человек честный и прямой, раз он избран Богом и помазан рукой Самуила. Каким-то образом ей надо отвлечь внимание Давида от недостойного Навала на себя, веря, что когда гнев Давидов постепенно утихнет, его правдивая натура выкажет себя. В одном она была уверена: Давид не будет мстить женщине. 

Повествование умалчивает о том, как принял Давид слуг Авигеи с гружеными ослами. Возможно, пока он шёл горной дорогой, ещё пылая гневом и изливая угрозы в присутствии своих людей, он не принял богатых даров. Его слова, должно быть, слышались на некотором отдалении, и когда Авигея ехала на своём осле под прикрытием гор, она, вероятно, слышала его гневный голос, возвышающийся над шумом вооружённых людей. И тут, следуя изгибу дороги, она вдруг возникла перед отрядом с Давидом во главе.

Можем себе представить изумление Давида, когда он встретил её лицом к лицу одну на горной дороге. Но это изумление ещё более возросло, когда Авигея без колебаний соскользнула со своего осла и упала у его ног, опустив своё красивое лицо в пыль. И она тут же обратилась к Давиду с речью, которую можно назвать одним из лучших образцов ораторства во всем Писании. Её аргументы – комбинация покорности и твёрдости, смелости и проницательности. Авигея выказывала Давиду почтение, должное помазаннику Господа, обращалась к нему «мой господин» и говорила о себе как о служанке. Она была почтительна без раболепия, и её замечания полны мудрости, свободны от лести и казались пророческими.

Главная стратегия Авигеи заключалась в том, чтобы привлечь всё внимание к себе, отвелечь Давида от мыслей о Навале: «На мне грех, господин мой; позволь рабе твоей говорить в уши твои и послушай слов рабы твоей». Потом она обрисовала Навала как недостойного и глупого человека. В попытке усмирить обиду Давида Авигея намекнула, что это было сделано не по злобе или вражде, а лишь по глупости его натуры, что делает его почти неотдающим себе отчёта в поступках. «Пусть господин мой не обращает внимания...» Ошибка её, говорит она, поскольку она, хозяйка, не видела юношей, посланных Давидом, и не сразу узнала об их нуждах! Как всё просто!

Но видела ли Авигея жар гнева Давидова и свирепое выражение его лица? Во всяком случае она разумно допускала, что Давид уже изменил своё мнение, поэтому она продолжала: «...жив Господь и жива душа твоя; Господь не попустит тебя идти на пролитие крови и удержит руку твою от мщения». Таким образом, она закрепила свой успех последними словами о Навале: «И ныне да будут, как Навал, враги твои и замышляющие против господина моего». То есть, не представляющими опасности. 

Когда Авигея преподнесла свои дары, которые, конечно, обезоружили Давида, мы почти слышим, как солдаты вкладывают свои мечи в ножны: кровопролития не будет! И тогда, с глубоким пониманием Божьего намерения она объявила: «Господь непременно устроит господину моему твёрдый дом, ибо войны Господа ведёт господин мой, и зло не найдётся в тебе во всю жизнь твою. Если восстанет человек преследовать тебя и искать души твоей, то душа господина моего будет завязана в узле жизни у Господа, Бога твоего, а душу врагов твоих бросит он, как бы пращёю» (1 Царств 25:28,29).

 «Господь устроит господину твёрдый дом» – это отправляет нас к обещанию, данному всей царской линии. Авигея почти предвосхищает пророка Нафана – «И Господь возвещает тебе, что Он устроит тебе дом» (2 Царств 7:11).

Помня о положении Давида в глазах Бога, можно предугадать его реакцию. Авигея сказала оправдательную речь и убедила Давида не совершать насилие, и у неё осталась только одна просьба: «И когда Господь сделает господину моему всё, что говорили о тебе доброго, и поставит тебя вождём над Израилем, то не будет это сердцу господина моего огорчением и беспокойством, что не пролил напрасно крови и сберёг себя от мщения. И Господь облагодетельствует господина моего, и вспомнишь рабу твою».

И Давид ответил в той же манере: «Благословен Господь, Бог Израилев, который послал тебя ныне навстречу мне. И благословен разум твой, и благословенна ты за то, что ты не допустила меня идти на пролитие крови... Иди с миром в дом твой; вот я послушался голоса твоего и я удовлетворю твою просьбу». 

Вот как может повлиять достойная женщина на мужчину! Она не стала искать высокого положения или учить Давида, она показала великую покорность и обращалась к благородным сторонам его натуры. И мы, как царь Давид, можем этому поучиться у Авигеи!

Когда Давид честно признал абсурдом своё намерение отплатить злом на оскорбления, и воззвал благословение на Авигею и милостиво принял её дары, она смогла вернуться домой в полной уверенности, что всё будет хорошо. В памяти же Давида надолго осталась встреча с такой необычной женщиной.

Должно быть, для Авигеи мерзко было вернуться из общества такого благородного человека, как Давид к нечестивому Навалу, упившемуся до оцепенения. Какой контраст! Была ли Авигея ещё верна мужу, если не сказала сразу об ужасном бедствии, которого он избежал? Пока Навал был пьян, такой рассказ вызвал бы в нём великую ярость – это дало бы страшный результат. Или же Авигея, после разговора с таким приятным мужчиной, как Давид, не смогла заставить себя говорить с Навалом? Однако при утреннем свете, когда он уже отходил от похмелья, она ему рассказала всё, и результат оказался фатальным – сердечный приступ. В Библии сказано: «...и замерло в нём сердце его» потому что «Господь поразил его». Через десять дней Навал он умер.

Невозможно себе представить, чтобы Авигея сильно скорбела, утратив такого мужа. Но, поскольку она была, по-видимому, бездетной, то стала бы женой брата мужа или его близкого родственника, чтобы произвести ему детей, как того требовал закон Моисея. 

Узнав о смерти Навала, Давид послал слуг и предложил Авигее стать его женой. Она ответила: «Твоя рабыня готова служить тебе и мыть ноги слугам моего господина». Очевидно, предложение Давида не вскружило ей голову, и она не утратила своих прекрасных качеств, ведь и в этом случае Авигея была готова стать служанкой его слугам. И снова мы читаем о том, что она действовала быстро – на этот раз, проявив готовность отправиться к Давиду. Сознавая ту высокую честь, которую он оказал ей, она с чисто восточной учтивостью поклонилась до земли. Авигея проявила кротость и послушание воле Божией, которую усмотрела в том, что Навал был поражен рукою Божией. Авигея оставила все земное богатство и пошла за гонимым, отверженным Помазанником Божиим. Так и истинная возрожденная душа идет за Христом теперь, когда Он отвержен и гоним, не считаясь с жертвами (Матф. 19:29; Евр.11:38).

Так Авигея встала, взяла с собой пять служанок и поспешила за посланцами, чтобы соединиться с Давидом и стать его женой. Нам известно об Авигее главное, но некоторые детали её биографии ушли в тень библейского повествования. Нам хотелось бы узнать побольше о жизни Авигеи в «гареме» с юной Вирсавией и Мел(ь)холой, первой женой Давида. Была ли она старше других жён? Прошла ли она вместе с Давидом все перипетии его жизни или она умерла раньше?

Как много хотелось бы нам ещё узнать! Был ли Давид покорён её красотой или пленился её рассудительностью? Или он почувствовал свой долг защищать её? Каков жилось Авигее с Давидом в пустыне, как делились привелегии замужества с Ахиноамой, будучи вовлечённой в эпизод, когда Давид вместе с армией филистимлян отсутствовал, а амаликитяне вторглись в Секелаг и взяли в плен всех женщин и детей из лагеря Давида? Возобладал ли снова спокойный рассудок Авигеи и помогла ли она удержаться другим женщинам и детям от взрыва отчаяния? Это было бы свойственно ее характеру.

И все-таки жизнь Авигеи не была похожа на сказку со счастливым концом. Давид уже был женат на Ахиноаме, а в полигамном браке у богобоязненных женщин были свои сложности. К тому же Давид еще не был царем, и впереди его ожидало немало трудностей и испытаний. Авигея помогала Давиду и всегда его поддерживала. Она была талантливым политиком, верной супругой, заботливой матерью, настоящей верующей израильтянкой. Возможно, во многом именно благодаря супруге, своей вдохновительнице, великий царь Давид достиг могущества, объединил Израильские земли, поставил свою страну на один уровень с мировыми державами и заботился о распространении веры в Истинного Бога и спасении людей своего государства. Но самое значительное, чего достигла Авигея в жизни, на наш взгляд, это ее святость. Святая правительница сумела развить в себе лучшие задатки и гармонично сочетать столько доведенных до идеала качеств только потому, что она была цельной натурой. Эта цельность личности может объясняться только ее тесной связью с Богом. Верность Богу является основой цельности Авигеи.

Доброта, справедливость царицы, ее прямота, решительность, предприимчивость, открытость, отзывчивость, мудрость, любознательность и многие другие положительные качества стали основой ее духовного развития, ее стремления к полноте истины. Через жизнь Авигеи можно высветить христианские ценности, но это только начало осмысления ее образа, главное – видеть в ней не просто нравственный пример, а святую – ходатаицу и молитвенницу, связывающую нас с Богом

Главной добродетелью святой Авигеи была материнская любовь к поданным. Материнская любовь столь прекрасна и чиста, жертвенна и могуча, трепетна и свята, что плеяда лучших творцов всех времен воспевала ее в живописи, музыке, литературе. Быть матерью – огромная привилегия и огромная ответственность. Благодаря уникальному положению, данному Богом, матери в большой степени формируют следующее поколение.

В наши дни особенно хорошо ясно, насколько необходимо всякому обществу иметь идеал – не только теоретический, но и реально существующий в жизни. И сейчас, в XXI веке, сохранившиеся монархии прежде всего и по преимуществу играют роль культурных моделей в образе жизни, в благотворительности, попечении о больных и слабых, в покровительстве искусству.

Священное Писание говорит нам о том, что Авигея родила Давиду второго сына Даниила (или Далуна – 1 Паралип. 3:1). Но кроме этой записи в списке сыновей Давида нам ничего не известно о Данииле, а следующим в ряду претендентов на трон был сумасбродный и своенравный Авессалом, сын Маахи, дочери Фалмая, внук царя Гессурского. Мы бессильны узнать, почему царская линия не прошла через такую замечательную женщину, как Авигея, но пути Господни неисповедимы.

Подарив своему венценосному супругу сына, царица Авигея сумела воспитать в других наследниках Давида глубокую веру в Бога, любовь к отеческой вере и святыням иудейского народа, трудолюбие, почтительное и доброе отношение к окружающим вне зависимости от их социального уровня. Свое положение царицы и всю свою жизнь без остатка она понимала, как долг, обязанность быть для подданных примером жизни по законам Моисея. 

Для современного поколения верность государыни супругу должна послужить живительным нравственным уроком. Не напрасно Авигею называют благочестивой. Глубокая религиозность, искреннее благочестие, ревность по вере, пламенная любовь к Богу, наконец, сострадание нуждающимся, помощь обездоленным – вот видимые для нас добродетели святой Авигеи. Это драгоценные перлы, украшающие её царский венец.

Святитель Иоанн Златоуст сказал, что подлинное почитание святого – это уподобление ему, следование его примеру. Каждый верующий православный человек может найти в своем сердце отклик на тот или иной подвиг святых библейских жен. Путь царицы Авигеи – воплощение радости и любви. Она учит нас такой любви, которую заповедовал Господь, любви, которая забывает о себе и печется о нужде тех, кто находится вокруг; любви, которая сияет для доброго и злого; любви, которая устоит против пыток, против страха, против угроз, оставаясь верной Богу и Отчизне. 


Журнал «Studia Humanitatis» включен в BASE и Türk Eğitim Endeks
ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
scild

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

7 ноября 2017 года. Международный электронный научный журнал «Studia Humanitatis» включен в поисковую систему Bielefeld Academic Search Engine (Германия) и научный индекс Türk Eğitim Endeksi (Турция).

Bielefeld Academic Search Engine (BASE) является одной из крупнейших в мире поисковых систем научных публикаций, свободно доступных в Интернете (принцип Open Access). Управлением BASE занимается библиотека Билефельдского университета в Германии.

В наши дни вместе с ростом интереса научного сообщества к инициативе Open Access возникает все больше научных репозиториев, которые используют протокол OAI-PMH (Open Archives Initiative Protocol for Metadata Harvesting – принцип открытых архивов для сбора метаданных). BASE определяет, нормализует и индексирует эти данные. В настоящее время указатель содержит свыше 100 миллионов документов из более, чем 5000 источников. Около 60% документов – это полные тексты, размещенные в свободном доступе. 

Указатель постоянно расширяется путем обработки дополнительных источников OAI-PMH, а также местных источников. В BASE индексируются, в первую очередь, OAI-метаданные научных журналов (библиографические описания документов), а также некоторые избранные сайты и собрания электронных библиотек. 

Türk Eğitim Endeksi (Индекс турецкого образования) предоставляет открытый доступ к высококачественным рецензируемым научным журналам – как турецким, там и международным. Türk Eğitim Endeksi имеет широкую направленность и призван охватить научные и академические журналы, использующие высокую систему контроля качества.  Индекс способствует развитию турецкой науки и образования, а также повышению авторитета включенных в него журналов на международном уровне.

Информационная служба ИСГИ


Формирование очередного номера журнала «Studia Humanitatis» (2017, № 4)
ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
scild

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

Уважаемые коллеги! Редакция и редакционная коллегия Международного электронного научного журнала «Studia Humanitatis» сообщают о формировании очередного номера издания (2017, № 4).

Проект ИСГИ журнал «Studia Humanitatis» основан в начале 2013 года. Основной целью издания журнала является содействие развитию гуманитарного образования и науки в России и за рубежом.

Задачей издания является информирование читателей о состоянии и перспективах развития гуманитарных дисциплин, популяризация гуманитарного знания, предоставление ученым-гуманитариям площадки для публикации результатов своей научной деятельности и исследований, осуществление информационной деятельности. 

Журнал является продолжающимся сетевым изданием, не имеющим печатного эквивалента. Периодичность издания составляет четыре номера в год (ежеквартально).

В журнале публикуются научные статьи, обзоры, рецензии и другие материалы, относящиеся к области гуманитарных наук!

В журнале открыты следующие рубрики: "История", "Педагогика", "Политология", "Психология", "Теология", "Филология", "Философия".

«Studia Humanitatis» представляет собой некоммерческий просветительский проект, публикация материалов для авторов бесплатная, гонорары не выплачиваются. 

Все материалы журнала распространяются по модели открытого доступа Open Access в соответствии с Будапештской инициативой «Открытый доступ» и предоставляются по лицензии Creative Commons Attribution (CC-BY 4.0). Авторские права на произведения сохраняются без ограничений.

«Studia Humanitatis» является рецензируемым научным изданием. Перед публикацией все представленные рукописи подвергаются тщательной экспертной оценке.

Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 25 января 2013 года. Свидетельство – ЭЛ № ФС 77-52598.

Журнал зарегистрирован в Centre International de l'ISSN. Изданию присвоен ISSN 2308-8079.

Журнал «Studia Humanitatis» включен в Российский индекс научного цитирования (РИНЦ).

Выпуски журнала «Studia Humanitatis» размещаются в научной электронной библиотеке открытого доступа (Open Access) «КиберЛенинка».

Журнал включен в крупнейший Европейский индекс ERIH PLUS.

Журнал включен в международный мультидисциплинарный каталог журналов открытого доступа Directory of Open Access Journals (DOAJ).

Журнал включен в международную базу научных журналов Index Copernicus International.

Журнал включен в международную мультидисциплинарную базу данных научных журналов ResearchBib.

Журнал включен в международную наукометрическую базу InfoBase Index.

Журнал включен в международный каталог периодических изданий Ulrich's Periodicals Directory.

Журнал включен в крупнейшую в мире библиографическую базу данных WorldCat.

Журнал включен в международную базу научных изданий Регенсбургского университета Elektronischen Zeitschriftenbibliothek (EZB).

Журнал включен в академическую базу Министерства науки и высшего образования Польши – Polska Bibliografia Naukowa.

Журнал индексируется в Bielefeld Academic Search Engine (BASE).

Журнал включен в индекс турецкого образования – Index of Turkish Education.

Метаданные журнала «Studia Humanitatis» экспортируются в крупнейший в мире открытый репозиторий научной информации – Академию Гугл (Google Scholar).

Учредителем сетевого издания «Studia Humanitatis» является Автономная некоммерческая организация «Институт современных гуманитарных исследований». Главный редактор – Президент АНО ИСГИ, академик МАБН, член-корреспондент РАЕ, доктор теологических наук, кандидат филологических наук Андрей Мельков.

За четыре года издания журнала авторами из России и стран ближнего и дальнего зарубежья было опубликовано 364 научные статьи. Архив номеров доступен в открытом доступе на сайте журнала, включая англоязычную версию сайта.

Редакция и редакционная коллегия сетевого издания «Studia Humanitatis» приглашают авторов научных статей для публикаций на страницах журнала. 

Возможность разместить результаты своих трудов предоставляется как преподавателям вузов, научным сотрудникам, докторантам, так и молодым исследователям – аспирантам и студентам.

Статьи в очередной номер журнала (2017, № 4) принимаются до 20 декабря 2017 года.

С правилами оформления рукописей и требованиями к содержанию научных статей можно ознакомиться на специальной странице издания. 

Обращаем внимание на то, что электронная публикация является равноправным видом научной публикации в сравнении с традиционным бумажным печатным эквивалентом. В действующем государственном стандарте (ГОСТ Р 7.0.5–2008 «Библиографическая ссылка») приведены конкретные правила и примеры оформления библиографических ссылок на материалы, опубликованные в сети Интернет.

Редакция и редакционная коллегия Международного электронного научного журнала «Studia Humanitatis» осуществляют политику поступательного развития издания, его индексацию в ведущих международных наукометрических базах с перспективой включения журнала в базы данных Scopus и Web of Science.

Информационная служба ИСГИ


Книга епископа Григория Хомышина «Два Царства» размещена в свободном доступе
ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
scild

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

Книга епископа Григория Хомышина «Два Царства» размещена в электронном виде в свободном доступе на сайте ИСГИ с согласия издателей. 

Блаженний священномученик Григорій Хомишин, Єпископ Станиславівський. Два Царства / Под ред. о. І. Пелехатого, В. Осадчего. Люблін: Ukrainicum, 2016. 400 с.

Владыка Григорий Хомышин (1867-1945), греко-католический епископ Станиславова, мечтал о свободной и независимой Украине, но как служитель Христа и архиерей не принимал, отвергал и открыто осуждал радикальный национализм и террористические акты, утверждая, что это путь против Бога, путь, который может привести украинский народ к деградации и самоуничтожению. 

Показательно, что в своем труде владыка Григорий, блаженный епископ Католической Церкви, подвергает острой критике деятельность Львовского митрополита Андрея Шептицкого, в том числе и за поддержку украинского национализма. 

Книгу «Два Царства», уже ставшую библиографической редкостью, можно сравнить с рентгеновским анализом, со сканированием в трехмерном формате общественно-религиозной ситуации в Галиции, Польше, Европе и Ватикане первой половины ХХ века. 

В 2017 году книга «Два Царства» была издана на польском языке.

Скачать книгу епископа Григория Хомышина «Два Царства» можно по ссылке.

* * *

Книгу єпископа Григорія Хомишина «Два Царства» розміщено в електронному вигляді у вільному доступі на сайті ІСГД за згодою видавців.

Владика Григорій Хомишин (1867-1945), греко-католицький єпископ Станіславова, мріяв про вільну і незалежну Україну, але як служитель Христа та архієрей не приймав, відкидав і відкрито засуджував радикальний націоналізм і терористичні акти, стверджуючи, що це шлях проти Бога, шлях, який може привести український народ до деградації і самознищення. 

Показово, що у своїй праці владика Григорій, блаженний єпископ Католицької Церкви, піддає гострій критиці діяльність Львівського митрополита Андрія Шептицького, в тому числі і за підтримку українського націоналізму. 

Книгу «Два Царства», яка вже стала бібліографічною рідкістю, можна порівняти з рентгенівським аналізом, зі скануванням в тривимірному форматі суспільно-релігійної ситуації в Галичині, Польщі, Європі та Ватикані першої половини ХХ століття. 

У 2017 році книгу «Два Царства» було видано польською мовою.

Завантажити книгу єпископа Григорія Хомишина «Два Царства» можна за посиланням.

Информационная служба ИСГИ


?

Log in

No account? Create an account