Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Времена

ИСГИ включен в реестр социально ориентированных некоммерческих организаций, сформированный Минэконом

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

8 июня 2020 года. Институт современных гуманитарных исследований включен в реестр социально ориентированных некоммерческих организаций (СОНКО), который сформирован Министерством экономического развития России по поручению Президента Российской Федерации В.В. Путина.

Социально ориентированными некоммерческими организациями признаются некоммерческие организации, осуществляющие деятельность, направленную на решение социальных проблем, развитие гражданского общества в Российской Федерации. В 2018-2019 гг. ИСГИ выпустил цикл программ «Царский путь и святость» с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Данные в реестр СОНКО были поданы органами исполнительной власти регионального и федерального уровня, органами местного самоуправления, Минюстом России и Фондом президентских грантов.

Организации, включенные в реестр, получат следующие виды поддержки:

– предоставление субсидируемых льготных кредитов, выдаваемых СОНКО на выплату части заработной платы своим сотрудникам (постановление Правительства Российской Федерации от 16 мая 2020 г. № 696 «Об утверждении Правил предоставления субсидий из федерального бюджета российским кредитным организациям на возмещение недополученных ими доходов по кредитам, выданным в 2020 году юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям на возобновление деятельности»);

– продление на шесть месяцев сроков уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, налогов (в том числе налогов, предусмотренных специальными налоговыми режимами) и авансовых платежей по налогам, за исключением НДС (постановление Правительства Российской Федерации от 15 мая 2020 г. № 685);

– освобождение от уплаты налогов, авансовых платежей по налогам, сборов по налогу на прибыль организаций - в части ежемесячных авансовых платежей, подлежащих уплате во втором квартале 2020 года (проект федерального закона № 953580-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях принятия неотложных мер, направленных на обеспечение устойчивого развития экономики и предотвращение последствий распространения новой коронавирусной инфекции»);

– расширение налоговых стимулов участия в благотворительности юридических лиц для организаций, вошедших в реестры. Юридические лица, передавшие на безвозмездной основе некоммерческим организациям имущество (включая денежные средства), смогут включить их в состав внереализационных расходов при определении ими налоговой базы по налогу на прибыль организаций (проект федерального закона № 953580-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях принятия неотложных мер, направленных на обеспечение устойчивого развития экономики и предотвращение последствий распространения новой коронавирусной инфекции»).

Также, в рамках исполнения перечня поручений Президента Российской Федерации по итогам встречи с участниками общероссийской акции «Мы вместе» 30 апреля 2020 г. Правительством Российской Федерации прорабатываются дополнительные основания и критерии предоставления мер поддержки иным социально ориентированным некоммерческим организациям, включенным в дополнительный реестр.

Министерство экономического развития Российской Федерации,
Информационная служба ИСГИ

ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
  • scild

Понкин И.В. Заключение о правовой оценке действий по воспрепятствованию функционированию зданий рели

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

1. Здания храмов (культовые здания) и иные здания и объекты, специально предназначенные для богослужений, не входят в круг зданий, учреждений и других объектов, доступ к которым приостановлен нормативными правовыми актами органов государственной власти города Москвы и Московской области в целях противодействия распространению коронавирусной инфекции COVID-2019

Анализ Указов Мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ (ред. от 18.04.2020) «О введении режима повышенной готовности» и от 11.04.2020 № 43-УМ (ред. от 18.04.2020) «Об утверждении Порядка оформления и использования цифровых пропусков для передвижения по территории города Москвы в период действия режима повышенной готовности в городе Москве», а также Постановлений Губернатора Московской области от 12.03.2020 № 108-ПГ (ред. от 18.04.2020) «О введении в Московской области режима повышенной готовности для органов управления и сил Московской областной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и некоторых мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-2019) на территории Московской области» и от 11.04.2020 № 177-ПГ (ред. от 18.04.2020) «Об утверждении Порядка оформления и использования цифровых пропусков для передвижения по территории Московской области в период действия режима повышенной готовности для органов управления и сил Московской областной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и некоторых мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-2019) на территории Московской области» [1] показывает, что на культовые здания (в том числе здания храмов) и сооружения, иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний (по смыслу пунктов 1 и 2 статьи 16, статей 21 и 21.1 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. от 02.12.2019) «О свободе совести и о религиозных объединениях») не распространяется напрямую действие правовых норм указанных правовых актов, которыми было приостановлено посещение определённого круга территорий, зданий, строений и сооружений (второй абзац пункта 3.1 Указа Мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ, подпункт 2 пункта 8 и др. нормы Постановления Губернатора Московской области от 12.03.2020 № 108-ПГ. Также не подпадают культовые здания и под действие пункта 4.1 Указа Мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ, приостанавливающего «посещение гражданами территорий, зданий, строений, сооружений (помещений в них), где осуществляется деятельность организаций и индивидуальных предпринимателей, указанная в приложении 3 к настоящему указу, с учетом особенностей, установленных в нём». При этом важно отметить, что здания религиозного назначения не подпадают под понятие «общественные места» (понимаемое по смыслу второго абзаца пункта 3.1 Указа Мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ).

Богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, совершаемые религиозными организациями и их религиозными служителями (по смыслу пунктов 1 и 2 статьи 16 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»), определённо, не входят в круг предметов действий, мероприятий и услуг, посещение соответствующих объектов для получения которых временно приостановлено Указом Мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ (в том числе пунктами 3 и 4 этого Указа) и Постановлением Губернатора Московской области от 12.03.2020 № 108-ПГ.

Религиозные обряды и церемонии, совершаемые религиозными организациями и их религиозными служителями, не относятся к числу «досуговых, развлекательных, зрелищных, культурных [2], физкультурных, спортивных, выставочных, просветительских, рекламных и иных подобных мероприятий», посещение которых временно приостановлено указанными правовыми актами.

Совершенно очевидно, что функциональное предназначение зданий религиозного назначения (храмов) непосредственно и неотъемлемо связано с приёмом (принятием) групп верующих (прихожан) и с проведением в отношении них (с их присутствием) религиозных служб, обрядов, церемоний, совершение действий по так называемому религиозному окормлению и попечению (религиозные обряды, таинства), являющихся по своим содержанию и природе иными, нежели публичные услуги или коммерческие услуги.

2. Неправомерность установления правовыми актами субъектов Российской Федерации правовых норм, запрещающих функционирование храмов, проведение богослужений в них, а также их посещение верующими гражданами (в случае, если бы такие нормы были напрямую установлены)

Фактический (де-факто) запрет функционирования на определённое время, выраженный словами «временное приостановление», в отношении храмов, включая приостановление проведения богослужений в них и ограничение посещения их верующими, – не может быть установлен органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в том числе города Москвы и Московской области, так как, в соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции РФ, «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

При этом важно учитывать, что согласно части 3 статьи 56 Конституции РФ, даже в условиях чрезвычайного положения (которое в настоящее время не введено) не подлежат ограничению ряд прав и свобод, в том числе предусмотренные статьёй 28 Конституции РФ, а именно – «свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Пунктом 2 статьи 16 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» ясно установлено, что «богослужения, другие религиозные обряды и церемонии беспрепятственно совершаются…». То есть действие этой правовой нормы, учитывая части 3 и 2 статьи 55 Конституции РФ, может быть приостановлено только федеральным законом, с использованием формулировки, обладающей необходимой нормативной определённостью, позволяющей ясно и однозначно понять её правовой смысл, не прибегая к сложной процедуре её интерпретации.

Следует подчеркнуть, что в Указе Мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ и Постановлении Губернатора Московской области от 12.03.2020 № 108-ПГ не содержится правовых норм, прямо запрещающих функционирование храмов, проведение богослужений в них, а также их посещение верующими гражданами.

3. Правовые основания и условия возможного установления временных ограничений функционирования зданий религиозного назначения (храмов)

Полагаем юридически возможным введение нормативными правовыми актами федерального уровня правовых норм, устанавливающих временное приостановление функционирования зданий религиозного назначения, в отношении которых доказано (подтверждено, выявлено) наличие случаев заболевания коронавирусной инфекцией лиц, относящихся к религиозному персоналу (религиозных служителей, а также работников), непосредственно осуществляющих религиозные богослужения, без участия которых такие богослужения не могут быть проведены, или существенного числа прихожан. При этом полагаем разумным и юридически обоснованным возможное установление на федеральном уровне прямого запрета посещения зданий религиозного назначения гражданами, у которых выявлено заболевание (инфицированность) коронавирусной инфекцией COVID-2019 и совместно проживающими с ними лицами, а также лицами, контактировавшими с иными больными COVID-19 и/или осуществлявшими в нормативно определённые периоды поездки в страны, посещение которых влечёт необходимость самоизоляции на установленный период (пункты 9.2 и 9.3 Указа Мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ; пункты 2 и 3 Постановления Губернатора Московской области от 12.03.2020 № 108-ПГ), и даже лицами старше 65 лет.

При этом считаем необоснованным, неправомерным и незаконным применять по отношению абсолютно ко всем зданиям религиозного назначения (безотносительно фактических обстоятельств) и всем верующим требования, определяющие фактические запреты функционирования храмов и запреты посещать храмы.

4. Незаконность действий по произвольному воспрепятствованию деятельности религиозных организаций в части проведения ими богослужений, других религиозных обрядов и церемоний

Часть 3 статьи 148 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 07.04.2020) устанавливает уголовную ответственность за незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний. И исключения для сотрудников государственных органов там не сделано. Равно как продолжают действовать статьи 285 «Злоупотребление должностными полномочиями», 286 «Превышение должностных полномочий» и 330 «Самоуправство» Уголовного кодекса Российской Федерации.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 01.04.2020) устанавливает административную ответственность за воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания (часть 1 статьи 5.26). И исключения для сотрудников государственных органов там тоже не сделано.

Полагаем, что органы государственной власти федерального уровня вправе и вполне способны оперативно выработать с руководством централизованных религиозных организаций согласованные позиции (в том числе посредством соглашений) [3] и на их основе принять нормативные правовые акты, устанавливающие меры по обеспечению соблюдения санитарных норм в зданиях религиозного назначения (храмах), включая меры по обеспечению нахождения в них людей на безопасном друг от друга расстоянии, по систематической дезинфекции храмовых помещений, включая их проветривание и реализацию иных противоэпидемиологических мер, с учётом конкретной эпидемиологической ситуации на территории каждого конкретного субъекта Российской Федерации и прогноза по развитию эпидемиологической ситуации. Если это не сделано государственными органами (не осуществлены договоренности в целях поиска оптимальных решений) в каких-то субъектах Российской Федерации или отдельных их районах, то, полагаем, следует считать, основываясь на конституционных нормах и нормах Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»), что здания религиозного назначения открыты для верующих, которые вправе их посещать в богослужебных и иных религиозных целях без всякого риска быть привлечёнными к административным наказаниям за посещение таких зданий и за нахождение в них (при соблюдении определённого ужесточённого санитарного режима пребывания в храме).

Важно отметить, что действующим законодательством Российской Федерации сотрудники полиции не наделены полномочиями, позволяющими им произвольно закрывать храмы и налагать административные взыскания на их посетителей – верующих за посещение храмов и нахождение в них.

При этом имеет место правовая коллизия, состоящая в следующем.

Указы Мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ и от 11.04.2020 № 43-УМ, Постановления Губернатора Московской области от 12.03.2020 № 108-ПГ и от 11.04.2020 № 177-ПГ не установлены напрямую запреты и ограничения функционирования зданий религиозного назначения  и их посещения верующими (гражданам только рекомендовано «воздержаться от посещения религиозных объектов» – сама формулировка здесь предусматривает, что религиозные объекты могут продолжить функционировать в каких-то режимах). Также нет прямого полного запрета функционирования зданий религиозного назначения и в актах главных государственных врачей города Москвы и Московской области [4]. Более того, Предписание главного государственного санитарного врача по Московской области О.М. Микаиловой от 12.04.2020 № 210-06, судя по доступной информации [5], допускало функционирование зданий религиозного назначения в определённом ужесточённом санитарном режиме пребывания людей в храме, в том числе «совершать богослужения только при участии клира храма, а также сотрудников и волонтеров, присутствие которых необходимо».

Однако в Указ Мэра Москвы от 11.04.2020 № 43-УМ (ред. от 18.04.2020) и Постановление Губернатора Московской области от 11.04.2020 № 177-ПГ (ред. от 18.04.2020) не предусматривают возможностей свободного посещения храмов верующими. И на практике верующие, пришедшие в храм на службу, могут быть произвольно привлечены к ответственности, в соответствующих случаях, по статье 6.3 «Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения» или статье 20.6.1 «Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения» Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 01.04.2020), а также по статье 3.18.1 «Нарушение требований нормативных правовых актов города Москвы, направленных на введение и обеспечение режима повышенной готовности на территории города Москвы» Закона г. Москвы от 21.11.2007 № 45 (ред. от 01.04.2020) «Кодекс города Москвы об административных правонарушениях», статье 3.6 «Нарушение требований нормативных правовых актов Московской области, направленных на введение и обеспечение режима повышенной готовности на территории Московской области» Закона Московской области от 04.05.2016 № 37/2016-ОЗ (ред. от 04.04.2020) «Кодекс Московской области об административных правонарушениях», что, на наш взгляд, является спорным и вызывает сомнение в правомерности такого правоприменения.

Указанная ситуация, по сути, де-факто являющаяся запретом на посещение зданий назначения и богослужений в них и вызванная пробелами и коллизиями в правовом регулировании, способствует возникновению конфликтных ситуаций, не может быть признана нормальной и требует законодательного урегулирования.

5. Законодательно установленные полномочия государственных органов и их должностных лиц по введению ограничительных мероприятий в отношении организаций и объектов, в том числе культовых зданий (храмов)

Согласно законодательству Российской Федерации, должностные лица органов внутренних дел, в том числе полиции, не наделены полномочиями произвольно закрывать здания религиозного назначения (препятствовать их посещению гражданами), такие действия находятся вне пределов компетенции органов внутренних дел.

Вместе с тем, в соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 51 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ (ред. от 26.07.2019) «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», главные государственные санитарные врачи и их заместители наделены полномочием при угрозе возникновения и распространения инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих, «выносить мотивированные постановления о введении (отмене) ограничительных мероприятий (карантина) в организациях и на объектах» (то есть, формально, на любых объектах).

Однако при этом следует отметить, что здания религиозного назначения, в силу конституционных гарантий (статьи 14 и 28 Конституции РФ) и детализирующих их гарантий Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» (пункт 2 статьи 15, пункт 2 статьи 16, статья 4 и др.), а также международно-правовых гарантий, обладают определённой нормативной автономностью, их нормативный режим деятельности регулируется собственным автономным нормативным порядком соответствующей религиозной организации (прежде всего – централизованной). И этот режим, в силу пункта 2 статьи 15 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», подлежит признанию и уважению светским государством, то есть его органами власти. При этом такое регулирование (в том числе в силу верховенства норм Конституции РФ) минимизирует возможности произвольного и избыточного вмешательства главных государственных санитарных врачей и их заместителей в вопросы функционирования религиозных организаций, являющиеся их внутренними делами.

Являются вполне разумными и юридически обоснованными стремление и попытки органов государственной власти убедить руководство централизованных религиозных организаций попросить, призвать верующих минимизировать посещение храмов, попросить верующих претерпеть некоторые ограничения на религиозных службах, либо призвать их не посещать храмы на определённый период и т.д.

Пункт 8 Указа Мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ, гласящий: «Рекомендовать гражданам воздержаться от посещения религиозных объектов», – изложен юридически корректно и не вызывает сомнений (в части соответствия полномочиям Мэра Москвы и в части разумной обоснованности). Равным образом, и пункт 7 Постановления Губернатора Московской области от 12.03.2020 № 108-ПГ, которым гражданам рекомендовано «воздержаться от посещения религиозных объектов», – так же изложен юридически корректно.

Важно подчеркнуть, что речь идёт именно о рекомендации, а не о нормативном запрете с жёсткими санкциями за его несоблюдение. На это указывает не только употребление лексической конструкции «рекомендовать гражданам воздержаться» (даже не рекомендовать прекратить посещать, отказаться посещать, соблюдать запрет или ограничение, а именно рекомендовать воздержаться), но и закрепление этой рекомендации в акте отдельным пунктом (в Указе Мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ – до пункта 9 «Обязать граждан» (а не в этом пункте), в Постановлении Губернатора Московской области от 12.03.2020 № 108-ПГ – после пункта 5 «Обязать» (а не в этом пункте).

В указанных нормах правовых актов высших должностных лиц города Москвы и Московской области, помимо всего прочего, отражено понимание и признание того, что вопросы ограничения конституционной свободы вероисповедания находятся вне компетенции этих должностных лиц.

Также отметим, что Указ Президента Российской Федерации от 02.04.2020 № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» не содержит правовых норм, которые могут быть истолкованы как устанавливающие основания для введения органами государственной власти субъектов Российской Федерации запретов функционирования зданий религиозного назначения, учитывая при этом конституционную гарантию части 3 статьи 55 Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (поэтому Президент РФ не может делегировать и соответствующие правомочия высшим должностных лицам субъектов Российской Федерации).

6. Необоснованность фактического отказа установить в нормативных правовых актах города Москвы и Московской области возможность посещения богослужений в зданиях религиозного назначения (храмах) при условии соблюдения необходимых мер защиты от заражения коронавирусной инфекцией

Полагаем, что отказ от установления исключения из общего запрета гражданам покидать «места проживания (пребывания)» (пункт 12.3 Указа Мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ, подпункт 3 пункта 5 Постановления Губернатора Московской области от 12.03.2020 № 108-ПГ) для посещения гражданами (при определённых условиях строгого соблюдения мер защиты от заражения инфекцией) зданий религиозного назначения в целях участия в богослужении или религиозных обрядах, по сути дела, является неправомерным, так как при таком подходе абсолютно не учитывается важность участия для верующих граждан в богослужениях (особенно – в Пасхальном богослужении) и в результате происходит де-факто приравнивание верующих граждан, пришедших в храм, к «праздношатающимся» лицам, нарушающим возложенную на всех граждан обязанность не покидать места проживания (пребывания), за исключением ряда установленных случаев.

Светское государство, действуя в рамках своей компетенции, не вправе произвольно вмешиваться, вторгаться в исключительно внутрирелигиозные (канонические) вопросы, не относящиеся к компетенции государства. К числу таких вопросов относится и решение священников проводить богослужение в храме, независимо от наличия при этом в храме прихожан. В силу принципа автономности религиозных объединений и корреспондирующего ему запрета вмешательства государства во внутренние дела религиозных объединений, государство обязано признавать и уважать [6] непротиворечащие конституционным нормам исключительные правомочия религиозных организаций и гарантировать возможности самостоятельного, полностью дискреционного восприятия, определения и решения религиозными организациями указанных вопросов. Попытки иной интерпретации фундаментальных основ светскости государства и норм об автономности религиозных объединений, их разделении с государством идеологизируют и искажают содержание принципа автономности религиозных объединений, ведут в результате к искажению понимания светскости государства, к её выхолащиванию [7].

Отметим также, что по вопросу об автономности религиозных организаций Европейский суд по правам человека и Европейская комиссия по правам человека приняли ряд решений, имеющих существенное значение для рассмотрения этого вопроса, в том числе выражающих следующие позиции: свобода религии, гарантированная Конвенцией, предполагает, что религиозному объединению будет предоставлена возможность действовать свободно от произвольного вмешательства со стороны государства (§§ 62 и 78 постановления ЕСПЧ от 26.10.2000 по делу «Хасан и Чауш против Болгарии»; пункт «c» § 80 постановления ЕСПЧ от 15.09.2009 по делу «Миролюбов и другие против Латвии»); автономия религиозных объединений является находится в самом центре защиты, предоставляемой статьей 9 Конвенции, и подлежит признанию государством (§ 41 постановления ЕСПЧ от 03.02.2011 по делу «Зибенхар против Германии»; § 62 постановления ЕСПЧ от 26.10.2000 по делу «Хасан и Чауш против Болгарии»; § 58 постановления ЕСПЧ от 23.09.2010 по делу «Шют против Германии»; пункт «d» § 80 постановления ЕСПЧ от 15.09.2009 по делу «Миролюбов и другие против Латвии»). Более того, в решении от 06.12.2011 по делу «Андреас Баудлер против Германии» ЕСПЧ совершенно определенно признал, что существует определённый круг вопросов взаимоотношений внутри религиозного объединения, который регулируется исключительно каноническими регламентирующими нормами (lex canonica, церковное право, то есть иной, помимо правовой, системы нормативной регламентации отношений и поведения членов, участников и нанимаемых по контракту работников религиозного объединения). Следовательно, нет необходимых и достаточных юридических и фактических оснований приравнивать религиозные организации к любым иным организациям, поскольку такое приравнивание полностью игнорирует их особый статус в качестве именно религиозных организаций и уникальную правовую специфику регулирования их деятельности, которые гарантируются статьей 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, обеспечивающей защиту индивидуальной и коллективной свободы вероисповедания.

7. Необходимость закрепления отдельных исключений из установленных нормативными правовыми актами города Москвы и Московской области запретов – для снятия препятствий верующим посещать религиозные объекты (в том числе богослужения в храмах)

Важно отметить, что органы государственной власти города Москвы и Московской области в принятых ими правовых актах закрепили многочисленные исключения из установленных ими запретов, в результате чего эти запреты не являются абсолютными и не действуют в отношении многих категорий граждан и организаций. В частности, сделаны исключения для обширного круга коммерческих организаций и их работников. Но при этом фактически отказывая верующим в праве на посещение здания религиозного назначения по более чем существенным для них (верующих) причинам, в том числе и прежде всего на Пасху и на Пасхальной неделе, но одновременно разрешая функционирование бизнес-предприятий («непрерывно действующие организации» и мн. др.), органы власти, тем самым, утверждают приоритеты интересов извлечения прибыли предпринимателем по отношению к конституционным правам верующих на свободное вероисповедание, включая посещение зданий религиозного назначения и участие в религиозных службах (богослужениях, другие религиозных обрядах и церемониях, совершаемых религиозными организациями и их религиозными служителями), что является явным и чрезмерным дисбалансом в защите конституционных прав и свобод граждан.

В настоящее время широко известны массовые случаи одновременного нахождения большого числа людей в помещениях магазинов (и супермаркетов), органов государственного и муниципального управления, работы значительного числа строителей на стройках (по состоянию на 16.04.2020 это продолжалось как в Москве, так и в Московской области на целом ряде объектов), при которых имеются риски заражения коронавирусной инфекцией. Но при этом власти не идут не рассматривают возможность конструктивного решения проблемы организации и проведения богослужений (прежде всего – пасхальных) при соблюдении мер по минимизации рисков заражения (если, к примеру, богослужение будет проведено на улице, на прихрамовой территории с обеспечением санитарных норм удалённости людей друг от друга), что позволило бы минимизировать риски для общественного здоровья.

Постановлением Губернатора Московской области от 12.03.2020 № 108-ПГ вполне разумно допускается приобретение гражданами продуктов питания не в территориально самом ближнем магазине, а в ближайшем продуктовом гипермаркете, тем самым признается наличие реальных объективно существующих условий (когда во многих населенных пунктах нет нормальных продуктовых магазинов и аптек в «шаговой доступности» с доступными ценами (тем более, в садовых товариществах в Московской области, что уж говорить об иных субъектах Российской Федерации).

Однако важно принимать во внимание, что для многих верующих посещение храма на Пасху, посещение храма для крещения младенца, вызов священника в больницу к умирающему (инкурабельному больному в терминальной стадии заболевания) для совершения таинства исповеди, Соборования и Причастия, в других случаях несопоставимо важнее покупки продуктов питания или выгуливания собаки.

Следует также отметить, что существенный, но игнорируемый риск передачи и распространения коронавирусной инфекции [8] связан с деятельностью продавцов и товароведов гипермаркетов, водителей такси, курьеров-доставщиков и многими другими профессиями. Измерение температуры у указанных работников раз в день при их допуске к рабочему месту необходимо, но недостаточно. Все эти виды деятельности не имеют столь высокой степени конституционной защиты, как право граждан свободное исповедовать религию, включающее право свободно посещать богослужения в зданиях религиозного назначения (храмах).

Органы государственной власти, отказавшись от введения режима всеобщего (тотального) жёсткого запрета выхода людей на улицы и на их передвижение по городу, установив при этом ряд исключений для многих категорий организаций из нормы о временном приостановлении работы предприятий и других организаций, признали тем самым невозможность (или нерациональность) чрезмерных ограничений прав и свобод граждан, с учётом необходимости сохранения экономики.

Учитывая жизненную важность для верующих граждан (в их восприятии и позиционировании) сохранения возможности проведения религиозных богослужений (прежде всего на Пасху) в зданиях религиозного назначения, даже при условии существенного ограничения численности присутствующих в храмовых помещениях верующих граждан и при условии обеспечении необходимых мер защиты от заражения коронавирусной инфекцией, полагаем обоснованным рекомендовать органам государственной власти города Москвы и Московской области принять соответствующие решения, предоставляющие указанную возможность для верующих граждан.

Выводы. На сегодня сложилась весьма противоречивая и конфликтогенная ситуация в регулировании функционирования зданий религиозного назначения (храмов) в условиях «режима повышенной готовности», которая требует законодательного разрешения. Для решения этой проблемы этой проблемы органы государственной власти должны урегулировать эти вопросы посредством принятия нормативного правового акта на основе согласования позиций с централизованными религиозными организациями, воздерживаясь от произвольного административного закрытия зданий религиозного назначения и от применения насильственного выдворения верующих из храмов, от привлечения их к ответственности за посещение храма, ограничившись требованиями строго соблюдения санитарных норм в зданиях религиозного назначения, в том числе посещающими их гражданами.

18.04.2020

Понкин Игорь Владиславович,
доктор юридических наук, профессор, член Экспертного совета при Комитете Государственной Думы 
по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений

Примечания:

[1] Выводы настоящего заключения верны и в отношении аналогичных нормативных правовых актов других субъектов Российской Федерации. Однако, чтобы не перегружать настоящее заключение, в нём рассмотрены только федеральные, московские городские и московские областные правовые акты.

[2] При всей очевидности связи религии с культурой.

[3] Тем более, что ряд централизованных религиозных организаций вполне учёл сложность и опасность обстановки. См., например: Заявление Священного Синода в связи с распространением коронавирусной инфекции // <http://www.patriarchia.ru/db/text/5605165.html>. Патриарх Кирилл призвал воздержаться от посещения храмов из-за коронавируса // <https://www.kommersant.ru/doc/4307947>. – 29.03.2020. Инструкция настоятелям приходов и подворий, игуменам и игумениям монастырей Русской Православной Церкви в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции // <http://www.patriarchia.ru/db/text/5608607.html>. – 17.03.2020. Циркуляр Митрополита Крутицкого и Коломенского, Управляющего московской епархией от 12.04.2020 № 2028 преосвященным викариям, благочинным, игуменам и игумениям монастырей, настоятелям приходов Московской епархии // <https://mepar.ru/documents/circulars/2020/04/12/121374/>.

[4] См., например: Постановление Главного государственного санитарного врача по Московской области от 22.03.2020 № 10 «О введении ограничительных мероприятий в организациях и на объектах» // http://50.rospotrebnadzor.ru/news/-/asset_publisher/w7Ci/content/постановление-главного-государственного-санитарного-врача-по-московскои-области-от-22-03-2020-№-10-о-введении-ограничительных-мероприятии-в-организациях-и-на-объектах>. Предписание Главного государственного санитарного врача по городу Москве Е.Е. Андреевой от 10.04.2020 № 2П «О проведении дополнительных санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий» // <http://77.rospotrebnadzor.ru/images/files/2.pdf>.

[5] См.: Циркуляр Митрополита Крутицкого и Коломенского, Управляющего московской епархией от 12.04.2020 № 2028 преосвященным викариям, благочинным, игуменам и игумениям монастырей, настоятелям приходов Московской епархии // <https://mepar.ru/documents/circulars/2020/04/12/121374/>.

[6] Рассматривая понятие «уважать» – в значении, отраженном в § 37 Постановления ЕСПЧ по делу «Кэмпбэлл и Козэнс против Соединенного Королевства» от 25.02.1982. См. также: Понкин И.В. К вопросу о содержании понятия уважения государством внутренних установлений религиозных организаций // Религия и право. – 2015. – № 2. – С. 10–15.

[7] Подробнее см.: Ponkin I.V., Ryabykh P., Ponkina A.I. Sur la reconnaissance de la compétence exclusive des groupements religieux afin d‘instaurer leur structure intrinsèque et les normes intérieures des relations en tant qu’une des garanties de la liberté de la conscience dans l’État démocratique // Stato, Chiese e pluralismo confessionale. – 12 novembre 2012. – № 34.

[8] Есть проблема риска передачи и распространения коронавирусной инфекции в связи с деятельностью сотрудников ГИБДД, Росгвардии и иных органов, контактно осуществляющих проверку документов граждан (паспортов, QR-кодов и иных документов). Эти сотрудники успевают за смену проверить огромнейшее количество документов, подержав их в руках, и на защитные перчатки на руках (или на руки без перчаток) этих сотрудников, а также на форменную одежду (низ рукавов) вполне может при контакте с инфицированным лицом попасть (и попадает) инфекция, которая после этого может попасть к другим проверяемым ими людям (нет никаких подтверждений, что после каждого касания проверяемого лица сотрудник органа внутренних дел меняет защитные перчатки на новые или тщательно их дезинфицирует), вдобавок доставляя эту инфекцию после службы домой.

Источник:
Русская народная линия

ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
  • scild

Вышел в свет очередной номер нового научного журнала «Res Cresoviana»

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

10 апреля 2020 года. В Люблине вышел в свет очередной номер нового научного журнала «Res Cresoviana». Это первое из рецензируемых научных изданий Польши по проблематике исследований польского восточного пограничья (Восточных Кресов).

Журнал «Res Cresoviana» основан в 2019 году в рамках деятельности Института памяти и культурного наследия восточного пограничья (Instytut Pamięci i Dziedzictwa Kresowego). Целью издания является пробуждение в обществе и науке интереса к Кресам, то есть к истории, культуре, религиозной жизни, положению национальных меньшинств, церквей и конфессий на территориях, входивших в состав восточной части межвоенной Польши (1918-1939). В журнале в рамках заявленной тематики публикуются научные материалы по истории, литературоведению, богословию и социологии.

Главный редактор «Res Cresoviana» – профессор Люблинского католического университета им. Иоанна Павла II, доктор гуманитарных наук, Председатель Правления Института памяти и культурного наследия восточного пограничья Влодимерж Осадчий. Членом редакционного комитета журнала является Президент Института современных гуманитарных исследований, доктор теологических наук Андрей Мельков.

Новый выпуск «Res Cresoviana» носит название «Город, который всегда был верным… Львов в жизни Второй Речи Посполитой (1918-1939)» (Gród, co Semper był Fidelis… Lwów w życiu II Rzeczypospolitej Polskiej (1918-1939)) и включает в себя материалы прошлогодней международной конференции, которая состоялась в Люблине и была посвящена столетнему юбилею воссоединения Львова с возрожденным Польским государством. Конференция состоялась в рамках II Конгресса кресовых организаций Польши. Этот номер «Res Cresoviana» посвящен выдающемуся религиозному деятелю и богослову, кардиналу Мариану Яворскому, много лет бывшему митрополитом-архиепископом Львовским.

Во вступительном слове к очередному номеру издания его главный редактор профессор В. Осадчий, в частности, сказал: «История Львова в возрожденной Польше, успехи и достижения города, стали частью, пожалуй, самого запоминающегося и яркого, так называемой польской легенды Львова. С этим периодом особым образом связан девиз "Semper Fidelis" (всегда верен), который был начертан на гербе города. Львы у Арки Славы на кладбище защитников Львова метафорично представляют собой не только охранителей всегда верного города, но и защитников основ как польской, так и всей западной цивилизации. Бесчисленная художественная литература возникла во Львове и, написанная львовянами, навсегда вошла в канон польской литературы. Великие имена пастырей Церкви, государственных деятелей, художников и ученых образуют великолепную когорту львовян, умножающих величие Речи Посполитой и обогащающих копилку достижений человеческой цивилизации.

Помимо событий, персонажей, достижений польский Львов славился своей специфической неповторимой атмосферой своеобразного духа, которым не обладали никакие другие города. "Львов казался улыбчивым, веселым, гостеприимным. Яркие дома приглашали внутрь, скамейки – для отдыха, прохожие – для разговора... Львов был обязан своим характером эмигрантам с юга, которые, начиная с XII века, находили убежище в этом городе... Львов имел свой оригинальный характер. У него было обаяние, которое все сразу чувствовали, но которое именно постфактум описать трудно. Во Львове люди казались симпатичнее, солнце теплее, когда была хорошая погода, а когда ее не было, то дождь лился не так безнадежно, как в других польских городах. Во Львове здания были аккуратнее, крыши краснее, архитектура изящнее, стены белее, известь светлее, карнизы гнулись более барочным ритмом. Львов был слишком прекрасен, чтобы его можно было выразить одним образом".

Тот Львов кончился. Ушла формировавшаяся на протяжении многих веков львовская цивилизация… После падения коммунистического режима новая реальность создавалась, казалось бы, в условиях демократии и свободы, но она и в малой степени не напоминает ту, не столь далекую в историческом измерении, незабываемую львовскую атмосферу. В городе, когда-то всегда верном, всегда улыбающемся, открытом и гостеприимном теперь не хватает места для польского дома. Латинская церковь, эта неизменная хранительница и символ принадлежности к Западной Европе, испытывает дискриминацию и ограничения. Новые властители города, как их коммунистические предшественники испытывают панический страх перед упоминаниями о польском прошлом Львова, о его многовековой традиции, вросшей в латинское цивилизационное пространство…

Трудно ожидать, что память о том Львове будет храниться в его стенах. Более вопиющей является культурная и цивилизационная пропасть между былой реальностью и нынешней. К сожалению, Польша тоже боится того Львова. Он не помещается в официальные фантасмагорические политические доктрины, действующие в политической жизни. Для святого спокойствия легче наслаждаться львовской амнезией и закрывать глаза на вопиющее глумление не только над ценностями, священными для Польши и поляков, но и на нарушение общих правил демократического и европейского общества, которое якобы строится и укрепляется на востоке континента…».

В свежем номере «Res Cresoviana» затронуты широкие историко-культурные вопросы, формирующие исторический образ Львова как города Semper Fidelis. 

Воинский подвиг и его величие, видимый символ которого в виде кладбища защитников Львова нашли свое отражение в текстах видных польских ученых, изучающих историю восточных земель и традиции Кресов – профессора Тадеуша Трайдоса и профессора Станислава Ничеи

В дополнение к этим основательным материалам опубликована статья молодого ученого, магистра Кшиштофа Забирка, посвященная польской авиации во время боев за Львов. 

Владыка Мариан Бучек, бывший на протяжении многих лет викарным епископом во Львове, рассказывает о личности святого архиепископа Иосифа Бильчевского, великого львовского пастыря и учителя народа в трудные моменты борьбы за независимость Католической Церкви. 

Взгляд со стороны на вопрос о польском Львове представлен в статье Александры Осадчей, обращающейся к малоизвестным, но очень метким рассуждениям итальянского посла Франчески Томмазини, ставшим свидетелем формирования возрожденного Польского государства.

Профессор Влодимерж Осадчий, а также доктор Беата Ковальская-Щонко вспоминают о славной истории Львова как особого города в возрожденной Польше. Города, который процветал, развивался, обладал огромным научным, академическим потенциалом, перед которым открывалось прекрасное и великое будущее. 

Это очарование и особая атмосфера «того Львова» нашли свое отражение в художественной литературе, о чем написали в своих статьях Станислав Сороковский и доктор Рената Помаранская.

Польский Львов в XX в. имел свою особую визитную карточку – Восточную ярмарку – необычное торгово-промышленное предприятие, дальновидное, геополитическое, ориентированное на развитие города и страны, на формирование важного торгового центра, соединяющего Европу с бескрайним Востоком. Очерк, описывающий историю этой грандиозной инициативы, представил магистр Петр Панасюк.

Львов ассоциируется с мощной плеядой великолепных, широко известных личностей, которых не смогла стереть из истории Польши и народной памяти ни коммунистическая цензура, ни политкорректность. Перечисление, пусть и краткое, одних только имен займет сотни страниц. Важный вклад в развитие львовской биографистики вносит статья доктора Ричарда Гаевского, посвященная несправедливо забытому экономисту и общественному деятелю – Леопольду Каро.

Материалы нового научного журнала «Res Cresoviana» в настоящее время доступны в свободном доступе и индексируются в авторитетных международных наукометрических базах: Index Copernicus, Киберленинка, ResearchBib, WorldCat, Google Scholar

Информационная служба ИСГИ

ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
  • scild

Информационное сообщение

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

2 апреля 2020 года. АНО "Институт современных гуманитарных исследований" подтверждает свое соответствие п. 3.1 ст. 32 Федерального закона "О некоммерческих организациях" и информирует о продолжении своей деятельности в 2019 году.

Информационная служба ИСГИ

ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
  • scild

Вышел первый номер нового научного журнала «Res Cresoviana»

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

4 марта 2019 года. В Люблине вышел в свет первый номер нового научного журнала «Res Cresoviana». Это первое из рецензируемых научных изданий Польши по проблематике исследований польского восточного пограничья (Восточных Кресов). 

Первый выпуск журнала посвящен памяти жертв бандеровского геноцида на Волыни и печальной 75 годовщине волынской резни. Поэтому первый номер вышел под заголовком «Волынь '43: борьба за память – борьба за Польшу».

Главным редактором «Res Cresoviana» является доктор гуманитарных наук, профессор Влодимерж Осадчий – директор «Института памяти и культурного наследия восточного пограничья» (Instytut Pamięci i Dziedzictwa Kresowego), член редакционной коллегии Международного электронного научного журнала «Studia Humanitatis».

В первом номере «Res Cresoviana» свои статьи опубликовали: автор сценария легендарного фильма «Волынь» Станислав Сроковский (Кресы как моральная ценность),  епископ Марьян Бучек (Римско-католическая Церковь на Украине навстречу к польско-украинскому примирению в любви и истине), профессор Чеслав Партач (Украинцы и поляки на пути к примирению и прощению за геноцид ОУН-УПА), профессор Влодимиреж Осадчий (Резня или война цивилизаций? Культурная и социальная обусловленность волынского преступления), доктор Рената Помараньская (Художественная литература как "носитель памяти" о мученичестве Кресов), доктор Адам Кульчицкий (Ересь национализма как препятствие для согласия между Греко-католической и Римско-католической Церквями), Марчин Скальский (Преступления против поляков во время польско-украинской войны 1918-1919 гг. Прелюдия волынской резни), профессор Анджей Вавринюк (Они служили Богу, людям и Отечеству. Духовенство Католической Церкви на Волыни во время испытаний),  доктор Люцина Кулиньская (Помощь соотечественников жертвам украинского геноцида на Волыни, в Полесье и в Восточной Малопольше в 1943-1944 гг.), Веслав Токарчук (Историческое расследование, направленное на установление имен и/или псевдонимов людей, которые убивали евреев в ноябре-декабре 1945 года в Словакии), доктор Анна Луцкая (Священник-кардинал Владислав Рубин и Станислав Луцкий – кресовяне и друзья: из Львова в Париж и Рим).

Издателем журнала «Res Cresoviana» является Институт памяти и культурного наследия восточного пограничья в Люблине, партнер ИСГИ.

Во вступительном слове к первому номеру издания его главный редактор профессор В. Осадчий, в частности, сказал: «Память о Кресах в настоящее время перешла в новую фазу, до сих пор неизвестную, и во многом непредсказуемую. После падения коммунистического режима в демократической Польше возникла кресовая проблематика, ставшая предметом общественного обсуждения. Она стала предметом тоски, сентиментальных воспоминаний, воспроизведения львовских песен, путешествий в Вильнюс, Львов и другие города. Именно с этих территорий происходит значительная часть современного польского населения, о чем нельзя было вспоминать в течение многих лет коммунистической диктатуры. Робко и с трудом открывалась правда о страшном геноциде, совершенном на Кресах украинскими националистами во время Второй мировой войны. Кресовяне смогли явным образом объединяться, объединяться в организациях, встречаться, устраивать праздники и памятные торжества.

… Одновременно с этим в польской политике кресовые мотивы явно не обозначались, они не были гордо подняты как элемент исторической памяти, как память великого историко-культурного наследия, оставленного предками. Польская политика оказалась в орбите единственно верной доктрины Гедройца, призывающей к максимально быстрому избавлению от памяти об "имперском прошлом" и построению отношений с вновь образованными странами на Востоке, основываясь на мифологии "Центрально-Восточной Европы" – геополитического эвфемизма, культивированного во времена холодной войны и обоснованного победившим Западом, приобретавшим от России все новые и новые области. К сожалению, Польша после политических реформ под знаменем восстановления суверенитета вошла в период новой зависимости, новой идеологической диктатуры… более изощренной, облаченной в современные цивилизационные одежды, обращающейся к таким модным лозунгам как демократия, европейство и толерантность…

В этом новом, терпимом и демократическом мире патриотические ценности были маргинализованы как опасные пережитки прошлого, несущие угрозу ксенофобии, национализма и даже фашизма. Упоминание о Кресах в политике памяти было неприемлемо. Оно стало лишь уделом старших страстных и сентиментальных мечтателей, не влияющих на государственную политику, создающих своеобразную резервацию. Кресовые организации были почти незаметны в политической и общественной жизни…

Все это сопровождалось плановой и последовательной денационализацией поляков на Востоке, разрушением памятников и заметанием следов польского присутствия на этих землях. Переписывание истории становится официальным интерпретацией, к которой поляки должны были относиться со всей серьезностью во время польско-украинских, польско-белорусских, польско-литовских научных форумов или посещая за пределами страны те великолепные места, которые ранее принадлежали Речи Посполитой. К общепринятым научным терминам были приравнены утверждения о польской оккупации Кресов, о победе белорусско-украинских войск под Грюнвальдом, о многонациональном Львове, в культуре которого, после упоминания шотландцев и итальянцев, также говорилось о поляках и их скромном вкладе в сокровищницу западноукраинского города.

Эти на грани абсурда нелепости сосуществовали с фантастической небрежностью по отношению к памяти жертв геноцида времен Второй мировой войны. Широко распространившиеся на Украине, в Литве, а также частично в Беларуси националистические настроения сильно влияли и влияют на состояние общества в этих странах. Ни одно из польских правительств в серьез не озаботилось судьбой останков жертв волынско-малопольского геноцида, не чествовало достойным образом подвиги патриотов, совершенные на Кресах (кроме тех, которые были связаны с борьбой против россиян), не занималось проблемой возврата римско-католических святынь, захваченных и оскверненных уже в независимых союзных государствах на Востоке…

Перелом случился после того, когда правда о трагедии  Кресов вышла на уровень публичной дискуссии, когда миллионы поляков посмотрели фильм "Волынь" Войцеха Смажовского. Под давлением кресовых организаций Сейм принял Постановление, осуждающее бандеровский геноцид и впервые называющее зверскую резню геноцидом. С огромным трудом, но все же удалось принять поправки в Закон "Об Институте национальной памяти", содержащий положения о запрете пропаганды символов и идеологии украинского национализма на территории Польши. Вступление кресовых организаций в общественную жизнь изменило их место и значение в обществе. Пресловутый пузырь, герметично отделяющий кресовян от влияния на жизнь страны, лопнул...

Кресы занимают минимальное место в политике памяти польского государства. Если и вспоминают о Кресах, то, как правило, в связи с преступлениями сталинизма и только в антироссийском контексте. Но такие самые болезненные и до сих пор кровоточащие вопросы, как, например, дело захоронения и достойного поминовения жертв бандеровского геноцида остаются на обочине официальной дипломатии и государственной политики. Правящий класс существует, будто за пределами реальности, и не хочет видеть, куда движется современный мир и какую роль в нем играет вопрос исторической памяти, и устами своих глашатаев говорит: "Оставим историю историкам"…

Задача кресовых организаций, объединяющихся в национальное кресовое движение,  является свидетельствование исторической правды и закрепление этой истины в контексте истории Польши. Это также и задача по увековечиванию памяти, которая бы обращалась к тем, кто пытается ради каких-то иллюзорных и сомнительных целей стереть ее или заменить сомнительным рассказом, навязанным чужим государством. Эта память также должна будить и испытывать совесть поляков как нации, как общества, выстроенного вокруг общей истории, которую, несмотря на усилия власть имущих, мы не отдадим историкам, мы не выбросим из общественной и политической жизни. Так, как не забывает свою боль еврейский народ, не оставляя трагедию Холокоста историкам, или как армянский народ не рассматривает геноцид армян только в категориях прошлого. Польский народ не является и не будет исключением в этом отношении, несмотря на неумелые манипуляции, и, что еще хуже – эксперименты с его памятью, его болью, его историей.

Я надеюсь, что новый журнал «Res Cresoviana» станет таким изданием, которое будет делать все, чтобы романтическая, идеалистическая и драматическая память о Кресах, являющаяся до сегодняшенго дня кровоточащей раной на теле польского народа, не угасла. Журнал будет отвечать новым вызовам эпохи. Он будет популяризировать важные, интересные и актуальные тексты. Мы верим, что издание станет известным и востребованным каждым, кто стремится к истине и хочет служить ей».

Информационная служба ИСГИ

ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
  • scild

Первый Кремлевский церемониальный бал

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

9 ноября 2013 года Президент ИСГИ Андрей Мельков и директор общественных программ ИСГИ Александр Жарёхин посетили Первый Кремлевский церемониальный бал, посвященный 400-летию Дома Романовых. Бал прошел на самой престижной площадке страны – в Государственном Кремлевском Дворце. 

Главное отличие Романова бала от подобных мероприятий состояло в том, что были соблюдены все традиции русских балов. Бал был разделен на 5 блоков, относящихся к самым важным эпохам правления династии Романовых. Это – балы-ассамблеи Петра Великого, знаменитые маскарады-метаморфозы Елизаветы Петровны, роскошные балы Екатерины Великой, гусарские рауту эпохи Александра I, самый зрелищный исторический Русский бал в Зимнем Дворце 1903 года. Каждый бальный блок включал элементы соответствующего периода:  показательные танцы, исторические вставки,  концертные номера, произведения русских композиторов в исполнении звезд отечественной музыки и балета. И, конечно, классическая программа бальных танцев: вальсы, польки, современные ритмы.

Специально для Романова бала были разработаны герб и флаг. Также был написан песенный гимн бала, который был исполнен на торжественной церемонии открытия.

На бал были приглашены представители государственной власти, дипломаты, члены монархических организаций, духовенство, политическая, деловая, научная и творческая общественность, зарубежные гости.

Согласно традиции русских балов, Романов бал носил благотворительный характер. Собранные средства будут переданы в пользу пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке. 

Мероприятие было направлено на возрождение традиции проведения балов в России.  Планируется, что главный бал страны будет проводиться ежегодно.

Информационная служба ИСГИ 

 
ЯРославль, Добровольцы ЯРославии
  • scild

Лутовинов В.И. Великая Победа в зеркале особенностей и проблем современной России

Originally published at Институт современных гуманитарных исследований. You can comment here or there.

Главным творцом Победы в Великой
Отечественной войне был советский народ, свершивший подвиг, равного 
которому еще не знала история

(Из книги "Война. Народ. Победа".
М., Политиздат. - 1984)

Бывают события, даже весьма значительные для своего времени, которые по прошествии десятилетий стираются из памяти людей и становятся достоянием архивных хранилищ. Но есть события, значение которых не тускнеет от неумолимого бега времени. Более того, каждое прошедшее десятилетие с возрастающей силой подчеркивает их величие, их определяющую роль в мировой истории. Именно к таким событиям относится победа советского народа в Великой Отечественной войне, 68-летие которой в этом году отмечают российские граждане, страны СНГ, все человечество. Память об этих событиях неподвластна времени – бережно хранимая и передаваемая из поколения в поколение, она переживет века.

Память не нейтральна и не пассивна. Она учит и призывает, убеждает и предостерегает, оказывает притягательное воздействие и дает силы для новых свершений. Долг памяти связан еще и с тем, что на Западе и среди потомков поколения самой страшной войны есть немало людей, которые стремятся или не прочь "за давностью" забыть о величайшей трагедии многих миллионов людей, сделавших все возможное и невозможное, чтобы выстоять в смертельной схватке с безжалостным врагом, забыть о тех, кто упорно и настойчиво разжигал пожар войны и надеялся погреть руки у этого губительного пламени, пытаются принизить и извратить значение Великой Победы Советского Союза, его освободительной миссии для народов Европы, вдохновляющий пример для многих народов мира.

К сожалению, с течением времени эта великая миссия всё более предается забвению. Как правило, о ней лишь в самых необходимых случаях упоминают как о само собой разумеющемся событии, констатируют как давно известный факт, о котором, казалось бы, все уже сказано. Тема освобождения нашей Советской Армией других народов и государств за последние годы скорее всего по причине кажущейся исчерпанности и возрастающей отдаленности тех грандиозных событий Второй мировой войны при столь «философско-созерцательном» или даже безразличном отношении к ней многих наших соотечественников все более уходит в небытие.

Конечно, сейчас совсем другое время, и большинство людей волнуют совсем другие события и проблемы. Далеко не для всех наших соотечественников имеет значение, кто примеряет сегодня на себя лавры Великой Победы, приписывает себе главную роль в освобождении Европы, как это происходит, например, в дни празднования годовщины разгрома фашистской Германии. Место советских фронтовиков и российских воинов уже занято исполненными высокой миссии с чужого плеча представителями США, Великобритании, Франции и даже бундесвера – главными фигурантами соответствующих торжественных мероприятий в городах Европы, освобожденных советскими воинами. Вот эволюция истории, доведенная неблагодарными потомками до своего абсурда! 

 В сложных условиях периода самососредоточения и возрождения, переживаемого Россией в начале третьего тысячелетия, особое значение имеет обращение к тому пока еще не столь далекому времени, когда для благодарного человечества не было ничего более спасительного и высокого, чем Подвиг советского солдата, великого советского народа. 

Да, мы уже не тот народ – Народ-Победитель, которым восхищался весь мир. Но дух Великой Победы не может и не должен быть погребен под наслоениями минувших десятилетий, множества событий и даже тотальным  извращением исторической правды. В наших силах возродить его и вернуть то, что принадлежит нам по  праву. Иначе нами, живущими сейчас, будут преданы герои Победы и Освобождения, а сами мы, сделав это, войдем в историю не только поколением, проигравшим «холодную войну», но и пораженцами новой эпохи, лишенными вследствие этого своего исторического будущего.

 Когда недолгой июньской ночью сорок первого года бронированные армады фашистского вермахта, вооруженные не только самой передовой по тому времени боевой техникой, но и опытом войны в Западной Европе, ринулись через границы СССР, встал вопрос не только о жизни и смерти советского народа, о свободе и независимости нашего Отечества. Встал вопрос о судьбах мира, о том, удастся ли фашистской Германии установить "новый порядок", означающий насилие и кровь, страх и голод, удастся ли ей утвердить на земле господство пресловутой "высшей расы", навечно ввергнуть народы в мрак позорного рабства.

Рвались на восток танковые колонны гитлеровцев. На огромном протяжении советско-германского фронта – от Баренцева до Черного моря – гремела яростная канонада, а многие сотни миллионов людей на всей планете с верой и надеждой ловили в эфире вести из Москвы: выстоит ли Советская Армия, сумеет ли дать отпор дотоле не знавшим поражений силам вермахта? Да и политики многих стран Запада, пожавшие горькие плоды вероломного мюнхенского сговора и умиротворения агрессора, связывали свои надежды с героической борьбой нашего народа, на который они еще так недавно старательно направляли острие фашистской экспансии. Как поучителен в наши дни этот трагический урок истории...

Советские войска помогли народам Европы сбросить ярмо гитлеровской тирании. В ходе великой освободительной миссии они освободили полностью и частично территорию десяти стран Европы и двух стран Азии с населением 183 млн. человек. Свыше миллиона наших воинов остались навечно лежать в земле освобожденных ими стран.

На протяжении многих лет после окончания Великой Отечественной войны Великая Победа воспринималась в нашей стране и во многих странах мира как высшее проявление духа, огромного самопожертвования советских людей, массового героизма, мужества и славы воинов Вооруженных Сил. Великая Отечественная война, подвиг нашего народа, выдающиеся победы Советской Армии долгое время являлись важнейшим воспитательным средством развития преемственности традиций между различными поколениями, одним из главных факторов утверждения принципов мирного сосуществования во внешней политике государства, внесшего решающий вклад в разгром фашизма, укрепления прочных и дружественных отношений со многими странами и народами.

Национальные идеалы и традиции, священная любовь к Родине, которые с особой силой проявились в Великой Отечественной войне, выступали высшей нравственной ценностью, основой патриотического и военно-патриотического воспитания подрастающего поколения. Великая Победа в Великой Отечественной войне служила созиданию и развитию нашего общества, государства, строительству Вооруженных Сил, формированию личности гражданина и патриота Отечества. Соответственно деятельности, осуществляемой в этом направлении, в которой принимали участие десятки государственных и общественных организаций и объединений, придавалось исключительно большое значение. Высшего своего апогея эта деятельность достигала в период подготовки и празднования Дня Великой Победы, который являлся поистине всенародным праздником, важнейшим фактором консолидации не только наших соотечественников, но и союзников, многих других государств, проявлявших благодарность и признательность стране, выполнившей великую освободительную миссию в борьбе с фашизмом.

Ситуация стала быстро изменяться во второй половине 1980-х годов, когда историческая память, целый ряд величайших событий отечественной истории стали полем политико-идеологической борьбы. В конце 1980-х - начале 1990-х годов объект атаки "борцов за демократию и свободу от тоталитаризма", все более расширяясь, переместился на ключевые моменты и переломные события советской эпохи, в первую очередь на героические страницы и особенно высшие символы Великой Отечественной войны.

При этом в стане "борцов" ни среди историков-профессионалов, ни тем более среди журналистов, представителей политеса и культуры никто и не помышлял о поиске исторической правды. Самоцелью являлось именно целенаправленное, вплоть до фанатизма, стремление к развенчанию несомненных достижений, казавшихся незыблемыми идеалов и символов советского периода. Вследствие этого в работах, выступлениях, произведениях искусства и т.п. по этой проблеме не могло быть и речи об объективности, не говоря уже об адекватности оценок и выводов.

"Разоблачая" героические мифы "проклятого тоталитарного прошлого", современные ниспровергатели даже не пытаются противопоставить им что-либо действительно (с их точки зрения) позитивное. Разрушение, очернение, извращение силы и величия недавнего прошлого является частью стратегии борьбы с историческим наследием советской эпохи, борьбы непримиримой, тотальной, не брезгующей никакими, в том числе самыми грязными и низкопробными средствами.

Героическое, великое, патриотическое  просто лишается права на существование. Подвиг лишается святости, самопожертвование низводится до фанатизма и т.д. Именно в рамках этой стратегии путем использования современных технологий, прежде всего в СМИ, была учинена расправа над многими героями Великой Отечественной войны. При этом в первую очередь с пьедестала героев сбрасывались и втаптывались в грязь те, чьи имена уже с детства воспринимались как гордость и слава Отечества: А. Матросов, З. Космодемьянская, Н. Гастелло, молодогвардейцы и другие.

Низвержение героев, отдавшихся жизни за Родину, имеет главной целью дискредитацию самого подвига, совершенного в годы Великой Отечественной  войны. Всяческое принижение, обесценивание несомненных заслуг поколения, победившего в смертельной схватке с фашизмом, освободившего при этом пол-Европы, предполагает дискредитацию идеала, символа, возвышенного, вплоть до их отрицания вообще. Именно поэтому огромные усилия ниспровергателей направлены на фальсификацию событий Второй мировой и Великой Отечественной войн. Эта разрушительная деятельность активизируется по мере приближения очередной годовщины Великой Победы. В многочисленных рядах "борцов" против дела и наследия Великой Победы сходятся представители самых различных слоев элитной интеллигенции: профессиональные историки, писатели, кинорежиссеры, тележурналисты типа Сванидзе, телешоумены, публицисты и т.д.

В результате их бурной и неустанной деятельности, осуществляемой по самым различным направлениям, одна из самых героических страниц отечественной истории становится все более неузнаваемой.

Ниспровергатели и фальсификаторы используют весь набор многочисленных приемов лжи и полуправды – от прямого извращения до туманных мистификаций и многовариативности в исследованиях, в которых размываются, искажаются точные факты, известные события, конкретные явления, главное подменяется деталями, приоритеты - малозначительностью и т.п.

Среди многочисленных "видов продукции" – этой фабрики лжи можно, в частности, выделить:

- агрессивность, ошибочность и недальновидность внешней политики СССР в преддверии Второй мировой и Великой Отечественной войны;

- очернение облика советского солдата-победителя, представляемого в виде оккупанта, мародера и насильника на освобождаемых от гитлеровцев территориях;

- извращение данных о потерях наших войск на фронтах Великой Отечественной войны (в сторону завышения) с целью обвинения Верховного командования в преднамеренных человеческих жертвах;

- дискредитация облика и деятельности прославленных полководцев Великой Отечественной войны, особенно самого выдающегося среди них, не говоря уже о военачальниках вооруженных сил союзников СССР во Второй мировой войне, – Г.К. Жукова;

- отрицание, всемерное принижение, умаление заслуг И.В. Сталина в руководстве борьбой СССР, движения сопротивления против фашизма, обеспечении успешных действий антигитлеровской коалиции;

- принижение и умаление роли и значения освободительной миссии СССР во Второй мировой войне, спасшего мировую цивилизацию от фашизма.

Крайне важно отметить, что цели, которых добиваются фальсификаторы, вполне очевидны и более чем масштабны – это ревизия итогов Второй мировой войны и лишение России статуса великой державы. В достижении этих целей крайне заинтересован Запад, стремящийся навсегда оставить в прошлом силу и мощь нашей страны, беспримерный подвиг народа, одержавшего величайшую Победу, оказавшую огромное влияние на развитие всего человечества в послевоенные десятилетия, которое не соответствовало планам и сценариям США и их союзников.

Что касается позиции Запада, то она, при всей ее нелицеприятности, вполне естественна. Таковы не только современные реалии, но и уроки истории, которые свидетельствуют о несовпадении интересов России и Европы и постоянном стремлении целого ряда государств достигать их за счет и в ущерб нашей страны, в том числе путем военного насилия. Для наших соотечественников более актуальной является проблема исторической преемственности в том плане, насколько они, граждане современной России, достойны Великой Победы, в какой мере они верны ее наследию в качестве продолжателей дела, за которое отдали свои жизни миллионы и миллионы лучших людей того героического времени. Они сделали все во имя освобождения не только своей страны, но и других государств. Их подвиг был продолжен в ходе восстановления разрушенной экономики, всего народного хозяйства, возрождения страны как великой державы, во многом определившей дальнейшую эволюцию всего человечества.

Вклад наших отцов и дедов, спасших не только свою страну, но и многие другие народы и государства с духовной, исторической, политической, не говоря уже о гуманитарной точки зрения, поистине неизмерим. Мало что может сравниться с ним как в нашей очень насыщенной великими событиями, войнами отечественной истории, так и в мировой.

Обращение к тем грозным годам в наши дни неизбежно ставит вопрос о наследии Великой Победы. В какой мере мы, современные потомки, не только величие, славу, заслуги Поколения Победителей, но и их деяния? Являемся ли мы достойными продолжателями бессмертного Подвига? 

Что происходит сейчас, много десятилетий спустя после величайшего события 20 века? Что видим мы, наследники Великой Победы, что делаем, чтобы быть достойными ее в сегодняшних наших свершениях? Это главный вопрос, на который каждый гражданин России должен быть способен дать принципиальный ответ, проявив тем самым свою личную позицию в отношении исторической преемственности высшим достижениям и лучшим традициям Отечества с учетом особенностей современного положения и нерешенных проблем нашего общества и государства.

Вряд ли очень многим среди ныне живущих удастся дать достойный ответ на эти и другие вопросы. Не позволяет совесть, память и осознание того, кто мы сейчас и что делаем для нашего будущего. И дело не только в том, что кто-то может «почивать на лаврах», утверждая, будто нам больше никто не угрожает. В мире по-прежнему всё очень сложно, нестабильно, а угрозы видоизменились настолько, что далеко не каждый их реальное наличие, несмотря на несомненные результаты воздействия на все сферы нашей жизни.

Как известно, быстро набирающий силу процесс глобализации, по всеобщему признанию, не имеет альтернативы. Но глобализация и строительство на ее фоне однополярного мира во главе с США означает полную или частичную потерю независимости (а в отдельных случаях и суверенитета) практически всеми участниками этого процесса. Признание "глобализации по-американски" в качестве объективного, закономерного, а потому – неизбежного исторического процесса, означает (даже чисто теоретически) согласие на утрату хотя бы части нашей независимости в качестве "отступного" за относительно сытую жизнь и зачисление в "золотой миллиард" так называемой "новой российской элиты".

Это вполне соответствует намерениям Запада. Ограничение или полное лишение самостоятельности России является, как уже было ранее сказано, одним из отправных моментов политики Запада по отношению к России. Это особенно явно проявляется во внешней политике Вашингтона, который по существу отказывает России в наличии собственной линии развития. Поэтому  наиболее существенными проблемами современной России являются стратегические проблемы всей страны в целом, поскольку связаны с выбором государством, бизнесом и гражданами направленности деятельности по их решению. И пока стратегические проблемы в нашей стране не будут более или менее успешно решаться, Россия будет проигрывать во внешней политике, в развитии экономики и социальной сферы развитым западным странам.

Именно стратегические проблемы по-прежнему ждут своего  решения спустя уже более 20 лет  после начала постсоветского реформирования страны. Правительство России все еще находится в состоянии выбора направлений модернизации страны. Ни политики, ни экспертное сообщество не нашли ответа на вопрос, какое государство и общество наиболее адекватны российским условиям и традициям и будут способствовать вхождению России в число ведущих мировых держав. Соответственно, нет убедительных ответов на то, как преодолеть коррупцию в системе государственного управления, в финансовой и коммерческой сфере, как преодолеть бедность и вымирание населения, как существенно увеличить доходы государственного бюджета, как сократить отток капиталов и талантливой молодежи из страны, возродить отечественную науку, культуру, военную мощь и на многие другие вопросы.

Ответов на вопросы такого рода быть не может, пока развитие страны осуществляется в рамках инерционно-либерального курса. Он, как известно, характеризуется прозападной ориентацией, что крайне негативно отражается на состоянии основных сфер жизни общества и государства. Так, в качестве важнейших приоритетов социально-экономического развития Правительства России до сих пор являются мировые цены на нефть, частично на газ, а также монетаристские показатели. Они, как известно, совершенно неприемлемы для таких экономически развитых стран, как, например, Германия или Франция.

Анализ ситуации в России показывает, что либерально-демократическая идеология, обещавшая полное процветание и благополучие в случае перехода на "западную" модель общественного устройства и энергично добивавшаяся разрушения системы традиционных ценностей, ориентиров, замены их другими – "общечеловеческими" "цивилизованными", а по сути – проамериканскими, стала преобладать в массовом сознании в начале 90-х годов. Однако, обладая откровенно антитрадиционалистской, антироссийской направленностью, эта идеология, представляющая собой мощное оружие разрушения духовного национального сознания, не прижилась на нашей почве.

Совокупность ценностей либерально-демократической идеологии, проповедуемой до сих пор значительной частью политической элиты, представляет собой типичный образец подавления, вытеснения идеологии поверженного противника с целью создания условий для интеграции постсоветского пространства в международные структуры нового мирового порядка. Несостоятельность этой антироссийской по существу идеологии выявилась в ходе очевидного провала "радикальных реформ", невиданного национального унижения могучей прежде державы и нарастания патриотических и националистических настроений в массах.

По мнению целого ряда теоретиков, стратегия развития общества и государства, соответствующая национальным интересам России, может быть выработана только на основе национальной идеи, которая является первоначальным условием всех преобразований. Выступающая в качестве альтернативы либерально-демократическому направлению национально ориентированная российская идеология включает традиционные и исторические элементы отечественной культуры, образа жизни, национальных обычаев, державные начала, приверженность социальной справедливости, соборность, общинность и коллективизм, патриотизм, жертвенность, лидерство, "сверхидею" как катализатор национального самосознания и консолидации общества. Для новой идеологии существенно, чтобы нация почувствовала оптимизм и перспективу своего развития. Именно эта черта, свойственная, кстати, американскому обществу, отсутствует в сегодняшней России, где в улучшение ситуации в стране не верят многие граждане.

В дни празднования Дня Великой Победы борьба за будущее Отечества неизбежно ставит каждого политика и каждого гражданина перед выбором: либо он, проявляя приверженность наследию поколения войны, выступает за российскую идеологию, возрождение Великой России, полноценное и динамичное развитие и укрепление общества и государства во имя достижения национальных интересов страны, либо он воспринимает чуждую России либеральную модель развития "в никуда" и содействует процессам ее ослабления и разрушения.

Главное в том, что позади уже два десятилетия бесцельной, невыразительной, почти никчемной жизни, если иметь в виду не личные, корпоративные, региональные и т.п. потребности и устремления, а  национальные интересы нашего государства. Россия не может больше прозябать и просто плыть по течению, полагаясь на неистощимость недр и сырьевых ресурсов. Чтобы воспрять, подняться и идти вперёд, как ходили в смертельную атаку наши солдаты, мы, граждане современной России, должны преодолеть себя, осознать себя достойными наследниками Великой Победы. Устыдиться собственного положения, выбраться из болота, избавившись от язв и пороков, проникших во все поры нашего бытия, поверить в свои силы и восстать духом.

Таким образом, возрождение национального самосознания России, реализация созданного многими поколениями духовного, научного, экономического, военного потенциала нашего общества, является доминирующей тенденцией ее современного развития и по всем параметрам тяготеет к возможно более полному восстановлению исторической преемственности, прерванной в XX веке серией разрушительных военных столкновений и мощных социальных катаклизмов. 90-е годы являются в этом отношении наиболее проблемными как с точки зрения отрицания исторической преемственности, так и отсутствия перспектив дальнейшего развития России.

Еще одной очень важной проблемой в плане преемственности исторических достижений российского и советского государства, особенно после завершения Второй мировой войны, является геополитика, решение задач, связанных с управлением над пространством в интересах обеспечения территориальной целостности и безопасности страны и ее союзников. Занимая центральное положение на Евразийском континенте, Россия постоянно опасалась оказаться в окружении враждебных государств и стремилась создать вокруг своих границ пояс приграничных (защитных) территорий. Еще со времени создания централизованного государства Россия прилагала постоянные усилия для расширения, по мере возможностей, зоны своего влияния, создания военных союзов и вела активную борьбу против своих геополитических противников.

Наибольших успехов в создании геополитического пространства, включающего целый ряд защитных поясов, кордонов, буферных зон, обеспечивающих надежную безопасность страны от внешних угроз, достиг СССР, унаследовавший многие принципы территориальной организации Российской империи. В условиях жесткой конфронтации с США и НАТО СССР был вынужден проводить политику активного противодействия давлению стран Запада и укреплять связи и отношения с самыми различными государствами в качестве одной из супердержав в глобальном противостоянии.

Внешний "защитный пояс" геополитического пространства, находившегося в зоне влияния СССР, включал десятки стран социалистической ориентации. В зону, непосредственно примыкавшую к границам СССР и имевшую ключевое стратегическое знание, входили государства Восточной Европы (ныне называющейся Центральной), которые являлись членами Организации Варшавского Договора и Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ), а также Монголия. В большинстве них со времен Второй мировой войны находились советские войска.

В ходе так называемой "перестройки" оба эти пояса были в очень короткие сроки разрушены. Однако, как известно, процесс дезинтеграции на этом не закончился и очень скоро достиг новой, наиболее катастрофической фазы – развала СССР, который ознаменовал начало качественно нового этапа геополитической эволюции России. На отдельных направлениях она оказалась отброшенной практически к границам XVII века, вновь потеряла большую часть выходов к морям на своей европейской территории, лишилась значительной части ресурсной базы, военной инфраструктуры, прямых сухопутных выходов к Центральной и Западной Европе. Произошел "сдвиг" всей территории на север и восток, а на новых рубежах появились не только экономически слабые соседи, но и конфликтогенные зоны, особенно на южном направлении, а также демографический "вакуум" в Сибири и на Дальнем Востоке.

Таким образом, геополитическое и, соответственно, военно-политическое положение России существенно ухудшилось, особенно на западном и южном направлении. На Юге Россия фактически выполняет роль защитника Европы от исламского фундаментализма, который в настоящее время с особой силой проявляется в Северной Африке, на ближнем Востоке, Северном Кавказе, а также в Средней Азии, прежде всего на границах с Таджикистаном. Военное присутствие США и ряда стран НАТО в этом регионе отнюдь не способствует укреплению безопасности России.

Наиболее же радикальные изменения, естественно не в пользу России, произошли на западном направлении, на котором и происходили главные события Великой Отечественной и Второй мировой войны в целом. Она коренным образом изменила картину геополитического пространства мира. Эти геополитические перемены, достигнутые ценой огромных усилий, создали широкие возможности для проведения активной политики сохранения и упрочения завоеванного мира, международного сотрудничества, демократического урегулирования послевоенных проблем.

В период завершения "холодной войны" и последовавших в этой связи глубоких преобразований в СССР и странах Центральной и Восточной Европы по вине их политического руководства были упущены возможности создания фундамента для равноправных отношений с Западом на принципиально новой основе. Вслед за развалом СССР и Организации Варшавского Договора последовало расширение НАТО, которое представляло собой передел зон влияния в Центральной и Восточной Европе.

Расширение НАТО, как бы ни оправдывали и не камуфлировали его и западные, и российские политики, эксперты, СМИ и т.д., имеет, безусловно, антироссийскую направленность. По мнению бывшего начальника Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны России генерал-полковника Л.Г. Ивашова, она состоит в закреплении полученных в результате "победы" в "холодной войне" геополитических приобретений с тем, чтобы Россия даже в условиях успешного развития не смогла добиться адекватного усиления своего политического влияния в Европе. Кроме того, расширение НАТО объективно препятствует реинтеграции бывших советских республик. Особенно ярко это проявляется в отношении Украины, дрейфующей к берегам Евросоюза, и всё более  отдаляющейся от России.

Агрессия против Югославии, контртеррористическая операция в Афганистане, война в Ираке, Ливии, Сирии явились продолжением политики НАТО, направленной на расширение сферы своего влияния. Руководство США исходит из того, что в новых условиях военная мощь будет оставаться одним из основных инструментов защиты американских интересов. В этой связи НАТО, с точки зрения Вашингтона, должна принадлежать роль главного элемента новой модели безопасности в мире.

В настоящее время в министерстве обороны США продолжается реализация планов реструктуризации передового базирования американских войск в Европе, которая имеет далеко идущие цели. Она существенно расширит сферы военного, политического и экономического присутствия США, приблизит американские войска к границам России и позволит в короткие сроки создавать крупные войсковые группировки практически в любом регионе европейского континента для продвижения национальных интересов с опорой на военную силу.

В настоящее время Вашингтон создаёт передовые оперативные базы (основные районы базирования) на территориях Болгарии, Румынии и Польши, а также военные базы на территории Венгрии, Чехии и стран Балтии. Это, в частности, позволит США развернуть военную инфраструктуру, позволяющую оперативно нарастить натовские силы и создать условия для проведения различных операций, в том числе выходящих за рамки миро-творческих и вне зоны ответственности НАТО, а также обеспечить боевые действия авиационной группировки альянса в воздушном пространстве России на глубину 1000-1600 км, увеличив рубеж деятельности ударной авиации на 300-500 км.

В целом, расширение НАТО, осуществляемая передислокация американских войск и сил на Восток представляют для России угрозу военно-стратегического характера, что во многом изменяет подход к обеспечению обороны страны на западном направлении.

68 лет спустя после Великой Победы, особенно за 20 последних из них, мир кардинально изменился. Но военная сила продолжает оставаться одним из главных инструментов политики. Более того, четко просматривается тенденция возрастания роли военно-силовых методов в разрешении проблем межгосударственных отношений. Национальные интересы России должны исходить из фактов реальной действительности. Количество войн и вооруженных конфликтов в современном мире не уменьшается, что позволяет предполагать возможность развития тенденции расширения конфликтного пространства, которое неизбежно будет угрожать национальной безопасности России.

Исторический опыт прошлого, трагические уроки Великой Отечественной войны вынуждают сегодня, ввиду нарастания военных угроз, достаточно остро ставить, например, следующие непростые вопросы: где гарантии, что пройденное не повторится, что Россия не окажется уже в ближайшей перспективе втянутой в вооруженный конфликт на наиболее угрожаемом южном направлении или, в более отдаленной перспективе, не окажется вынужденной отстаивать свои интересы на западном направлении с использованием военной силы?

Эти и подобные им вопросы должны заслуживать гораздо большего внимания со стороны военно-политического руководства, которому не следует недооценивать проверенного жизнью и подтвержденного последними событиями постулата: благие намерения, в лучшем случае, принимаются к сведению, но уважаются и по-настоящему признаются лишь богатство и сила. Это особенно актуально в условиях сложной и быстро изменяющейся военно-политической обстановки в мире и вокруг России, которая, к сожалению, характеризуется тенденцией к дальнейшему обострению.

Говоря о проблемах, связанных с обеспечением национальной и военной безопасности, невозможно обойти вниманием место и роль Вооруженных Сил, выступающих ее главным гарантом. В условиях, когда Россия является ослабленной, прежде всего, в экономическом отношении, переживает кризис в социальной, политической, правовой, научной, культурной, демографической и других сферах, роль военного фактора в обеспечении стабильности и безопасности общества и государства объективно возрастает. Очевидно, что состав, структура и состояние Вооруженных Сил должны соответствовать объему и степени сложности возложенных на них задач.

Как известно, советская военная мощь, Вооруженные Силы СССР в полной мере соответствовали требованиям своего времени и были в готовности отразить любую агрессию, откуда бы она ни исходила. Такой высокий уровень готовности и боеспособности Вооруженных Сил в значительной степени определялся задачей не допустить повторения трагедии Великой Отечественной войны и создать все необходимые условия для мирной жизни народа. Для этого Вооруженные Силы имели все необходимое, что исключало угрозу агрессии против страны, а тем более, возможность возникновения внутренних вооруженных конфликтов на ее огромной территории.

Совершенно иная ситуация сложилась в наше время. Как известно, после развала СССР та же участь постигла и Советские Вооруженные Силы, которые были расколоты и растащены по "национальным квартирам" вновь образовавшимися суверенными государствами. Началось реформирование российских Вооруженных Сил, которое продолжается и в настоящее время. Однако ввиду односторонности и ущербности положенных в основу военной реформы Сердюкова-Макарова Вооруженных Сил принципов ни о каком нормальном развитии их не могло быть и речи. Вместо этого последовали значительные деформации не только Вооруженных Сил, но и всей военной организации в целом. Наращивание потенциала ВПК, постоянное повышение роли и значения Вооруженных Сил в системе других силовых министерств и ведомств, повышение престижа военной службы и морально-психологического состояния личного состава армии и флота, уровня подготовки военных кадров, особенно в сфере военного управления, неотложное решение проблем мобилизационной готовности, форсированное оснащение Вооруженных Сил новыми видами вооружений и военной техники – вот неполный перечень первоочередных задач, которые предстоит решить руководству Минобороны в ближайшей перспективе.

68-летие Великой Победы, безусловно, является большим событием, которому будут посвящены многие, в том числе праздничные, официальные мероприятия. Однако главный смысл этого события, конечно же, не сводится к очередной дате. Обращаясь к памяти павших, всем тем, кто отдал все для Великой Победы, современное поколение должно соизмерить с ее главными итогами и уроками свои конкретные дела и поступки. Вклад в дело возрождения Великой России после многих лет безвременья и разрушительной политики должен быть неизмеримо большим. Испытавшее очередные потрясения и подвергающееся постоянному воздействию "модернизационных" реформ, "стратегий" и прочих "новаций", наше Отечество ждет совсем других действий, реальных дел и свершений от каждого гражданина России. В противном случае произойдет полный разрыв ныне живущих с подвигами и деяниями многих миллионов соотечественников, создававших великую державу, способных отстоять ее свободу и независимость во имя будущего и своих потомков.

Нам очень многое предстоит сделать. Это не самоцель, а веление времени. И достойный ответ на главный вопрос: сохраним, отстоим ли мы нашу Победу? Не сохраним, если не продолжим её дело во имя Памяти тех, кто гордился нашей Родиной, любил её и отдал за неё жизнь. Главный смысл и достоинство каждого из нас – потомков Поколения Победителей – сделать то, что не смогли продолжить и завершить они, как если бы они были рядом с нами. Будем же достойны наших Героев и верных продолжателей их великих свершений! С праздником Великой Победы!

 Владимир Ильич Лутовинов,
доктор философских наук, профессор
РАНХ и ГС при Президенте Российской Федерации,
лауреат Государственной премии им. Г.К. Жукова,
член редакционной коллегии электронного
научно-образовательного журнала "Studia Humanitatis"